Category: наука

Рабочее

20 лет Филиалу МГУ в Севастополе

Филиал МГУ в Севастополе сегодня празднует своё 20-летие: 29 марта 1999 года Ученый совет МГУ принимает решение об открытии Черноморского филиала МГУ.
По этому поводу студенты журфака попросили меня дать интервью.
Это очень значимый в моей жизни день: как окажется потом, это событие станет поворотным в моей жизни, потому что ЧФ МГУ - не просто один из проектов, которые регулярно возникали, возникают и, полагаю, будут возникать в моей жизни даже до всяческих официальных точек отсчёта :). Это место, подарившее мне замечательных людей, это дело, которому отдана существенная часть моей жизни и значимая часть моей души.
И сегодня мне очень хочется сказать спасибо всем тем людям, с кем мы тогда - в первые годы филиала - стояли рядом.
Владимиру Алексеевичу Трифонову, первому директору ЧФ, с которым у нас сложились чрезвычайно тёплые рабочие и человеческие взаимоотношения, так что мы научились понимать друг друга чуть ли не с полуслова.
Марине Валерьевне Криворог, начальнику учебного отдела, вывезшей на себе тяжелейшие выпуски первого десятилетия ЧФ, вместе с которой мы преодолели немало бюрократических препонов на административных редутах выпускного марафона.
Валентине Андреевне Левашовой, сформировавшей в ЧФ кафедру иностранных языков и заложившей прочный фундамент сотрудничества наших кафедр.
Людмиле Александровне Кохановой, возглавлявшей в ЧФ журналистику: нам довелось вместе переживать весьма непростые времена и поддерживать друг друга в том числе и тогда, когла казалось, что ниоткуда больше поддержки нет и не будет.
Анатолию Николаевичу Качалкину, с первого года и до сего дни преподающему в ЧФ введение в языкознание и теорию языка и внесшему в аудитории филиала подлинный дух университетского профессорства.
Виталию Александровичу Иванову, долгие годы бывшему бессменным заместителем директора по науке и всегда безошибочно распознававшему меня на всех научных мероприятиях филиала в любой толпе.
Евгению Ивановичу Игнатову, возглавившему географическое направление и с самого начала задавшему тон межкафедральному и межфакультетскому сотрудничеству в ЧФ. (А ведь нас трое осталось в завкафах от тех первых времён: Евгений Иванович, Валентина Андреевна и я.)
И, конечно, как всегда в этот день, я особенно вспоминаю своего доброго друга, с которым у меня всегда будут ассоциироваться Севастополь и филиал, которого мне ужасно не хватает вот уже четыре с половиной долгих года, прекрасного историка и замечательного человека Виталия Генриховича Лейбенсона.
Филиал изменился - и внешне, и внутренне, филиал вырос и возмужал. Мы - постарели и утратили многие иллюзии, которыми жили на заре его истории. Но мы были друг у друга и мы есть друг у друга - кажется, это достаточно значимая в жизни каждого из нас вещь.
С праздником!!!
Улыбаясь

23


Вот и ещё один год прошёл, и можно снова поздравлять Гоша с очередным днём рождения!
Я уже признавалась, что мне каждый раз не верится, что это у меня уже такой взрослый сын :-). А ведь факт :-))).
И это невероятно здорово, и с каждым годом всё круче и круче, признаться!
Ну и похвастаться очень хочется. В рамках практического задания по русскому языку и культуре речи Гош создал рекламу родного факультета Collapse )
Я в Крыму

Акунин-Чхартишвили. Другой путь

Прочитала второй «серьёзный» («“Серьезными” я называю романы невежливые, то есть не старающиеся понравиться читателю» - это прекрасное определение я почерпнула из личного блога писателя, когда готовилась к последнему докладу) роман Бориса Акунина - «Другой путь».
Читала с бóльшим интересом, чем «Аристономию»: всё-таки мне про любовь как-то любопытнее, чем про Путь с Большой Буквы :).
Но дело не в этом.
Подумалось, что в этом романе мне не хватало «духа эпохи». Читая сам трактат, далеко не сразу обращаешь внимание на то, что его автор - человек первой половины и середины XX века, а не наш с вами современник, в художественной части, вроде бы, в изобилии встречаются приметы времени, актуальные политические интриги, типажи прописаны вполне в соответствии с мировоззрением середины 1920-х, а вот люди, которые получаются из всего этого (не люблю в данном случае слово «персонажи»), - какие-то над- и вневременные. И, пожалуй, надо было прочитать «Другой путь», чтобы понять, что и здесь происходит то же самое, что и в «Огненном персте». Но в древнерусском цикле, на мой взгляд, очевидная игра. А здесь что?
И Мирра Носик с Антоном Клобуковым, и Филя Бляхин, предающий белую поповну Софочку Гиацинтову, и Панкрат Рогачов, «отрубивший» от себя троцкистку Веру Бармину, но не способный перестать о ней беспокоиться, и академик Кузевич с его «несбывшимся», и Иннокентий Бах с его выбором между Верой и Любовью, и десятки других проходящих перед читателем судеб, завершённых и незавершённых, долженствующие быть иллюстрациями к рациональному трактату об иррациональном, все, в общем-то, о том, что жизнь богаче любой теории, разнообразнее любых умопостроений и полнокровнее любого трактата.
Я в Крыму

Эффективен ли эффективный контракт

Все знают, что с сентября вузы страны начнут переход на так называемый эффективный контракт. Министерские комментаторы пытаются убедить народ в том, что в переводе на русский язык это будет означать прежде всего повышение зарплат, народ же, уже изрядно опасающийся всяческих производных от слова эффективность, на всякий случай опасается, что, как всегда, будут бить. Кто в этом споре прав, а кто виноват, покажет время, но какие-то прогнозы строить можно.
Как во многих горе-реформах последнего времени, на бумаге предлагаемая новация смотрится даже красиво. Речь идёт о том, чтобы дифференцировать зарплату в зависимости от количества и качества как самой деятельности, так и её результатов. Так, сейчас все доценты получают одинаково, а вот в будущем у каждого появится возможность "отличиться". Если я просто прихожу в аудиторию и читаю лекцию - мой коэффициент будет, допустим, равен единице - некоему минимуму, положенному мне как доценту. Если я демонстрирую презентации, использую интерактивные формы обучения и контроля и под. - мой коэффициент вырастает до 1,5. Если я делаю это всё по-английски - до 2. Если я привлекаю к сотрудничеству коллег из иных научных или образовательных учреждений и мы проводим коллективный семинар - до 2,3. Если это коллеги из западных вузов - до 3. Если читаемый мною курс - не просто "а и бе сидели на трубе", а междисциплинарный - до 3,5. Если при этом я пишу две статьи в год в высокорейтинговые журналы из "Web of Science" - то можно и до 5 добраться. И каждый, таким образом, кузнец своего счастья.
Правда же, хорошо?
Почему же народ волнуется?
Мне кажется, что главным образом - по той простой причине, что министерские реформаторы никак не уяснят себе вполне очевидную вещь: нельзя сравнивать бульдога с носорогом. Ведь уже громко и позорно просчитались с так называемыми "неэффективными" вузами: нельзя по одним и тем же критериям оценивать ФизТех и МАРХИ. Но, похоже, выводы не делаются, так что продолжим наступать на грабли. Можно ли разработать единые критерии оценки эффективности всех образовательных программ чохом: естественнонаучных, прикладных, гуманитарных, творческих и т.д.? Кажется очевидным, что нет. Но нам, боюсь, попытаются доказать, что можно.
Ведь вроде и понятно, что презентация или ролевая игра - не везде панацея, что странно читать древнерусскую литературу по-английски или что ТОДРЛ или "XVIII век", невзирая ни на какой импакт-фактор, - престижные в гуманитарной среде научные сборники. Но похоже, что с введением эффективного контракта мне волей или неволей придётся нарисовать аниме-презентацию "Святослав бросает копьё в древлян", перепереть "папорзи" и "стрикусы" на язык Шекспира и лорда Байрона, а также послать статью про неверных жён в русских стихотворных фацециях в американский журнал "Культура и секс". Вот только я не очень понимаю, почему в результате считается, что я стану эффектней эффективней?
Никто не спорит с тем, что уравниловка в зарплатах вредна. Никто не отрицает, что прозрачность системы материального стимулирования важна: прекрасно, когда каждый чётко знает, что он должен сделать, чтобы ему платили больше. Вот только возможно ли экстренно выработать и тут же ввести систему небесспорных критериев?
Я уж не говорю про то, что система планируется как бы саморегулирующаяся: чтобы мне платили больше, надо, чтобы кому-то платили меньше. Им там, в заоблачных министерствах, кажется, что это естественным образом приведёт к здоровой конкуренции: все начнут стремиться к совершенству. А мы тем временем видим, что, например, происходит в стране, когда "эффективность" учителя и школы ставится в прямую зависимость от результатов ЕГЭ по предмету.
Но, опять же, ничему не учит...
Я

К языковому барьеру

Наряду с рейтингами, естествознанием для всех, трудоустройством выпускников и много чем - увы! - у нас теперь ещё одна любимая фишка.
Это преподавание отдельных предметов на иностранном языке.
Я, честно скажу, не помню, как выглядел этот пункт Устава в предыдущей его версии. Сдаётся мне, без второго предложения:
63. Обучение в Университете ведется на русском языке. По решению ученого совета Университета отдельные занятия могут проводиться на иностранном языке.
Сдаётся мне также, что лет через... десять?.. этот пункт будет, напротив, без первого предложения.
Мне вот, знаете, что интересно?
Даже у нас на факультете существует разное отношение к преподаванию дисциплин на основном иностранном языке. Скажем, англичане читают теоретический курс английского языка по-английски, а немцы - по русски. И не потому, что немцы хуже знают немецкий, чем англичане английский. Просто подходы разные.
Но это - на профильном факультете.
А вот кто бы мне объяснил, зачем в русскоязычной аудитории читать по-английски теорию вероятностей, сопромат, общую химию, анатомию беспозвоночных, климатическую географию?
А когда придумаете, скажите: а древнерусскую литературу зачем?
Нет никаких сомнений в том, что выпускник университета должен прекрасно владеть как минимум одним современным европейским языком (лучше - минимум двумя) . В том числе - не только уметь заказать чашечку кофе, но и читать научную литературу, писать статьи, выступать с докладами. Всему этому следует, в идеале, учить на занятиях по иностранному языку (надеюсь, не возникнет идеи потребовать общую программу по дисциплине "Иностранный язык" для всех факультетов - а то, право, посмеёмся), но это должно быть прежде всего что-то вроде языка для профессиональных целей. При этом, если брать не сферический университет в вакууме, а наш родной, то, конечно, приходится учитывать, что большинство негуманитариев (да и гуманитарии - частично) выходят сейчас из школ с очень слабым языком, поэтому начинать приходится не с профцелей, а по-прежнему с погоды и семьи. Но лекции по спецпредметам на языках этой проблемы, очевидно, не решат.
Это я не теоретически рассуждаю, это я бумажку очередную получила. Там надо всё это перечислить: поротно, повзводно, пофакультетно. Народ, похоже, из отпусков выходит, им, видимо, интересно.
И, да, на всякий случай: такое ощущение, что у них в головах, кажется, иностранный язык = английский язык. Так что почитать древнерусскую литературу на суахили вряд ли удастся.
Улыбаясь

"Экспериментаниум"

Тосковавшим по периодическим экспозициям "Зазеркалья", любителям трогать музейные экспонаты, всем, кто не знал, куда пойти с любознательными детьми, полюбившими игры-головоломки, почемучкам и разным прочим знайкам - радоваться!
В Москве открылся музей занимательных наук - "Экспериментаниум".
Там и правда очень здорово! Спешите увидеть своими глазами!

Collapse )
Улыбаясь

Квакль и Программа Развития. Экстремальное эпическое повествование из жизни кваклей

В шестнадцать пятьдесят восемь в приёмной Высокого Начальства Родной Конторы зазвонил телефон.
Если бы секретарь Высокого Начальства была опытнее, она бы уже минут сорок как ехала домой. Но барышня только-только заступила на работу и питала искреннее уважение и почти что даже трепет к таким понятиям, как рабочий день и трудовая дисциплина. Она сняла трубку и в ответ на просьбу принять факс нажала на кнопку, не предчувствуя худого...
Через пять минут в сумке Квакля зазвонил мобильный.
Collapse )
Я за работой

"Что ты сделал для науки!"

Я - человек прошлого века. Или позапрошлого. Или даже позапозапрошлого...
Для меня занятия наукой - это прежде всего кабинетно-библиотечное одиночество. Я наедине с текстом и пытаюсь его прочитать и увидеть в нём ответы на какие-то свои вопросы. Я наедине с фактом и стараюсь его интерпретировать. Я наедине с рукописью: её, конечно, до меня держали в руках несколько десятков людей, но сейчас именно я именно с ней веду особый, неслышный стороннему уху разговор. Я наедине со своими размышлениями. А конференции и публикации - это этап важный, но уже следующий. Это когда ты выходишь из своего затворничества, но не в широкий мир, а в узкий круг единомышленников. Людей, которые, как и ты, проводят дни в неторопливой беседе с отложившейся в слове памятью прошлого.
Я - отнюдь не учёный. Я всегда считала, что государство мне платит за то, что я учу студентов. Именно это я люблю и - тешу себя надеждой - умею делать. Но вузовский преподаватель просто по определению не может не иметь научных интересов, не ориентироваться в прошлом и настоящем научного осмысления своего предмета, не иметь собственных научных взглядов. В противном случае он будет стоять на месте и из года в год пересказывать учебник. А это будет свидетельствовать о его профессиональной непригодности именно в качестве вузовского преподавателя. Это для меня - аксиома, и вовсе не её я хочу обсудить.
Collapse )
Улыбаясь

Защита дипломов для меня всегда праздник!

Замечательную Сашу ardnaskelaa поздравляю с блестящей защитой дипломной работы. Присутствие всех кафедральных древников придало процессу особый шик.
Себя как научного руководителя скромно поздравляю тоже :-).
Ура! Ура!!! Ура!!!!!!!!!
P.S. Всё-таки вопрос о том, кто больше волнуется, дипломник или научный руководитель, продолжаю считать дискуссионным.