Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Я

К порушению сетей

А тем временем легли WhatsApp и FB.
В Телеграме нашествие: никогда не видела там столько сообщений о том, что разные знакомые из моей телефонной книжки туда присоединились. Как я понимаю, народ подумывает об альтернативных площадках для оперативного обмена информацией: рабочие чатики в WhatsApp - вполне себе примета нашего времени. Настолько весомая, что, кажется, без этого как-то уже практически невозможно жить, хотя я хорошо помню время появления нашего первого ректоратского учебноотдельского чата: начало зимы 2019, когда про ковид ещё только начинали говорить, а масштабы онлайнизации нашей деятельности были ещё абсолютно и категорически непредставимы. Говорят, чаты в телеграме (надо добавлять "заблокированном Роскомнадзором", я забыла?) удобнее, но у нас как-то явно лидирует WhatsApp.
Вот сижу я, пишу в ЖЖ, договариваюсь в ВК с Ариной о времени пересечения после работы, чтобы вместе двинуть домой, и думаю: а ведь это пока встала, Бог даст, ненадолго, только малая часть нашей электронной жизни. Как же мы, на самом деле, стали зависимы от гаждетов, онлайн-коммуникации, электронных сервисов. Вот я, например, сегодня не могла прикрепить документ в мгушном СЭДе (там очень кривенько местами и глючит периодически, что твой иностранный агент ФБ), а ещё второй день не работает функционал для оплаты налога на налоговом же сайте. Гошу квитанция на транспортный налог по почте пришла, а я в своё время решила быть экологичнее самых зелёных и нажала галочку, что выбираю электронное информирование, а теперь вот функционал не работает.
Это раньше надо было захватывать почту, телеграф и телефон.
В современном мире всё на порядок проще.
Я

"Не спеши выполнять - отменят"

"Не спеши выполнять - отменят" - это всё-таки во все времена удивительно правильная линия поведения. Только у меня уже много раз в по-настоящему важных вопросах не хватает терпения не спешить.
Поэтому теперь у меня чисто теоретическое любопытство: удовлетворятся ли 60% принявших участие в эксперименте? Ослабят ли хватку с невыдачей медотводов? Начнут ли внезапно таки признавать антитела? Отстанут ли от детей и студентов (как я понимаю, в отличие от работников, их практически нельзя обязать)? А главное - когда будет следующий виток захода в стойло?
Простите, я очень зла.
На самом деле, эта история много рассказала мне обо мне. Например, о том, что я готова рисковать здоровьем больше, чем материальным положением и рабочим местом. Или о том, что на меня - в мои почти полвека - увы, довольно легко воздействовать. А главное - о том, что я буду делать то, что не считаю ни нужным, ни правильным, вместо того, чтобы, гордо вскинув голову, эффектно выйти за дверь, хотя больше всего на свете мне хотелось бы сделать именно последнее.
У меня в жизни было не так много историй, когда вдруг внезапно оказывалось, что в реальной ситуации я веду себя совсем не так, как мечтала повести себя в теории. Слава Богу, что их было немного, потому что каждая из них отнимала у меня большой кусок доверия к себе самой, и это очень саморазрушительно в конечном счёте (я вовсе не про суицид, а скорее даже про нефизическую часть жизни сейчас говорю, если можно так выразиться). И каждую из них я довольно долго и довольно мучительно переживаю.
Вот такая побочка, однако.
Я

Научный Ломоносов-2021

Обычно между "Ломоносовыми" проходит год, а тут из-за пандемии - всего пять месяцев :-).
Сегодня мы с Алексеем Аркадьевичем вели нашу кафедральную древнерусскую секцию. Было заявлено 9 докладов и состоялось 9 докладов, и это мне очень нравится: я, признаться, не понимаю, как можно заявиться и не прийти выступать, если, конечно, речь не идёт об обстоятельствах непреодолимой силы (они, впрочем, тоже минимизируются онлайном, да и в большинстве случаев, как показывает опыт, речь не о них), и особенно не одобряю это на молодёжных конференциях, где важно закладывать нормы научной этики. Из девяти выступающих пятеро были мои: две третьекурсницы, магистрантка и две аспирантки, так что всё последнее время у меня прошло в репетиции докладов и презентаций, но это, конечно, очень приятные хлопоты. Апрель традиционно богат на конференции, так что послезавтра у одной из аспиранток ещё выступление в Вышке, а на следующей неделе вторая аспирантка и магистрантка докладываются на Junge Slavistik im Dialog в Кильском университете Кристиана Альбрехта в Германии. Потом, видимо, с аспирантками надо будет допилить по статье и приняться с остальными за курсовые :-).
Как и в ноябре, должна признаться, мне очень понравилось наше заседание. Было очень спокойно, душевно, доклады были хорошие и вдумчивые, презентации - неформальные и сделанные не только с душой, но и со смыслом, обсуждение - заинтересованным, доброжелательным и серьёзным, никто никуда не торопился, в результате мы беседовали больше четырёх часов. Мне всегда очень важно, чтобы люди не просто выступили, но и получили бы какой-то толчок при обсуждении, для научной работы это очень значимый опыт, потому что в какой-то момент категорически необходим "взгляд сбоку", даже не от научного руководителя или от коллег по спецсеминару, а от людей сторонних. Это существенно и для курсовых, и тем более для статей, поэтому я всегда очень радуюсь, когда студенты хотят и любят выступать.
И прямо даже жалко, что следующий "Ломоносов" теперь только через год :-).
Я

XXV Международная научная конференция из цикла "Феномен заглавия"

А мы с акунинской повестью "Бох и Шельма" сегодня выступали в РГГУ на конференции "Заголовочно-финальный комплекс как целое".
Податься на конференцию про заглавия я собиралась, наверное, уже лет с десяток, так что мы с Юрием Борисовичем Орлицким, её бессменным организатором и вдохновителем, при встречах уже стали об этом шутить. Сначала по апрелям я уезжала в ЧФ, потом что-то с чем-то совпадало, потом я про это забывала, когда не встречалась с ЮБ на каких-то мероприятиях, в прошлом году было вообще ни до чего... И вот наконец, 25 конференций спустя от начала цикла, я приняла в ней участие, чему, надо сказать, чрезвычайно рада.
Конференция проходила два дня в смешанном формате, причём в zoom'е народу было сильно больше, чем в РГГУшной "Профессорской". Я вчера послушала утреннее заседание дистанционно, а выступать сегодня поехала очно, как и обещала. Не обошлось без конфуза: в начале моего доклада выяснилось, что микрофон выключился, о чём внезапно посреди пятого примерно предложения мне сообщили с экрана, так что настрой несколько сбился, но всё-таки не фатально (я надеюсь).
Второй раз я выступаю между аудиторией и экраном и должна сказать, что для меня это очень проблемный формат. Когда все в зуме, то, вроде как, все в одинаковых условиях, а в аудитории перед экраном зума я никогда не могу отвлечься от вопроса, зачем так сложно :-). Тем более, что благодаря зуму с нами были Ульяновск, Смоленск, Махачкала, Донецк и Любек :-).
Нет-нет, я всегда с удовольствием приду и приеду, не думайте :-))).
Я

Про научное руководство

Конец семестра был настолько тяжёл, что я накопила некоторое количество долгов по отношению к научноруководимым студентам, чего обычно стараюсь не делать. У меня их сейчас, кажется, несколько больше, чем я могу себе позволить: 1 аспирантка, 1 магистрантка, 3 бакалавра в Москве и 4 бакалавра в Севастополе. В этом году по плану три защиты дипломов - все в ЧФ, причём двое у меня второй год, а одна - первый и, как выяснилось, не очень понимает, что я от неё хочу, а пропала надолго. И вообще, надо заметить, в прошлом году я гораздо активнее теребила своих дипломников и в это время мы с большинством из них были гораздо ближе к цели.
С московским спецсеминаром всё идёт довольно ровно и тут совесть моя спокойна: раз в неделю мы встречаемся, обсуждаем, кто что наблюл, в этих обсуждениях формируются и какие-то идеи, и перспективы, и книжки, и доклады, за счёт регулярности встреч ритм в целом довольно ровный, но таким образом у меня работают две студентки из трёх, а вот третья из графика пока выбилась, но обещает вернуться и догнать.
В ЧФ спецсеминаров нет, и тут по сравнению с прошлым годом очень чувствуется, как всё проседает, когда я перестаю постоянно напоминать о себе. Дистанционка, как мы понимаем, уменьшила количество свободного времени и сил как у преподавателей, так и у студентов, поэтому мы все несколько расслабились, что вовсе не идёт на пользу делу. По-хорошему, надо бы для дипломников назначать уже консультации раз в неделю, чтобы войти в ритм, но пока ещё кажется, что мы справимся по переписке, как привыкли, тем более, что лишняя пара ни мне, ни им не добавляет творческого потенциала. В общем, хочется верить, как обычно, в лучшее :-).
Объявить общую консультацию для всех, у кого нет спецсема, сложно по разным причинам: это и разные платформы в Крыму и в Москве, и необходимость, видимо, модерирования, ибо если придут сразу все шесть, то это непродуктивно, а если построить график через неделю, то один пропуск даёт месяц, что нехорошо.
В общем, всё идёт к тому, что сейчас я объявлю, что каникулы - отличное время для научной работы, и начнём навёрстывать упущенное.
Пожелайте нам, что ли, удачи?!
Я

"А в субботу, а в субботу..."

У нас сегодня было заключительное пленарное заседание VII Международной научной конференции "Русская литература XX-XXI веков как единый процесс: проблемы теории и методологии изучения", на котором у меня был доклад про жанровые эксперименты Бориса Акунина. Докладывала в основном про "Боха и Шельму", хотя вокруг было тоже всякое. Когда готовила доклад, в одном месте даже хотела сказать, что "всё это не имеет отношения к теме нашего доклада, поэтому не будем останавливаться на этом подробнее", но самоцензура велела удалить :-))).
Было очень душевно, доклады были очень разные по тематике, от Алексея Толстого, Маяковского и Платонова до Астафьева, "потерянного поколения" и нас с Акуниным, но больше всего мне понравился доклад выпускника филологического факультета, кандидата исторических наук и доктора географических наук Леонида Сергеевича Чекина о переводах (и проблеме переводимости) поэзии Зои Николаевны Ненлюмкиной на науканском языке: это было очень артистично, ярко и впечатляюще. А главное - я про всё это услышала вообще впервые в жизни!
По традиции, идущей от первых конференций, завершается мероприятие встречей с кем-то из современных писателей, и сегодня это был Сергей Шаргунов. Я, признаться, не знаток, но разговор получился довольно любопытный и очень живой, мне кажется, что и те, кто спрашивал, и те, кто просто слушал, и сам Сергей Александрович диалогом остались довольны.
Ну что: последний пункт в научный отчёт, и можно закрывать. Не Бог весть что в этом году, конечно, но могло ведь быть и хуже :-))).
Collapse )
Я

Ломоносов-2020

Однако, видимо, надо же и о приятном (особенно пока оно бывает).
Сегодня у нас на факультете проходит молодёжная научная конференция "Ломоносов". То есть обычно она проходит в апреле, из-за первой волны её перенесли на осень (как многое переносили тогда, когда ещё надеялись, что к осени это безумие закончится), и вот сегодня провели дистанционно. Мы с любимым научным руководителем традиционно рулили древнерусской секцией, на этот раз выделившейся в отдельное от осьмнадцатого столетия заседание. Организаторы почему-то очень боялись хакерских атак и всячески призывали к бдительности, хотя я, признаться, за восемь месяцев зума с где только не размещавшимися и кому только не рассылавшимися ссылками ни разу не подверглась агрессивным посторонним вторжениям и потому продолжаю легкомысленно относиться к такой возможности. В отличие от очных заседаний, был очень эффектный перевес в пользу слушателей: докладчиков должно было быть семеро, а было пятеро (при том, что, кажется, просили отметиться собирающихся выступать и была возможность отказаться от выступления, но двое коллег из других вузов почему-то решили пойти другим путём), а слушателей в максимуме было 13 человек.
В результате все наши выступающие были из МГУ, хронологический и тематический диапазон был довольно большим (от княгини Ольги до Хераскова, от Архангела Михаила до Григория Котошихина, от Византии до Швеции и от идеальной семейной гармонии до попыток всучить жениху убогую девку вместо здоровой). Мне кажется, это было едва ли не лучшее заседание на моей памяти: все докладчики подготовились всерьёз, что было видно даже по качеству презентаций, каждый доклад сопровождался пространным обсуждением, причём задавали вопросы не только мы с АА, но и участники друг другу, по итогам отметили атмосферу практически домашнюю и пожалели, что нет возможности всем вместе пойти выпить чаю.
Я

Всякое

Два дня меня реально плющит по непонятной причине. Ужасно хочется спать почти всё время (в среду чуть не проспала первую пару, сегодня чуть не заснула на заседании), местами дикая слабость (вчера ехала в автобусе и реально боролась с невыносимым желанием лечь прямо на пол). Кажется, если бы была возможность не вылезать из-под одеяла целый день, я бы проспала целый день.
Но 26 часов в неделю.
А на следующей неделе - 28.
Говорят, магнитные бури. Надеюсь, что так. Кроме сонливости, слабости и нулевой работоспособности симптомов никаких.
Видимо, именно так протекает бессимптомный ковид.
***
При том, что за всё это время я никогда не мыла упаковку продуктов, не кипятила овощи и не хранила трое суток на балконе купленную в магазине еду, у меня выработалось внутреннее отторжение к еде в столовых МГУ.
Всё лето мы пользовались разными доставками готовой еды от макдака до вкусвила, но постоянно, кажется, так жить нельзя, поэтому теперь я просто по большей части ем два раза в день, утром и вечером.
К сожалению, на благоприобретённых килограммах не сказывается даже это.
***
Мучительно осознаю, что с середины марта по нынешнее время я не написала ни одной не то чтобы научной работы, но даже ни одной строчки для хотя бы сколько-нибудь научной работы.
Поняла, что это меня крайне угнетает, но ничего поделать с этим я пока что не могу.
***
В отчётном году планируется два диплома, пять курсовых и начало одной диссертации.
Отчётливый фронт работ и перспектива пока только в одном из этих случаев. В трёх - перспектива пока без конкретного фронта. С одной перспективой попробуем определиться завтра. И всё вместе надо как-то попытаться конкретизировать в выходные.
Но сначала - выспаться :-))).
Я

"Защита кур совой" (с)

Сегодня у нас в филиале прошла первая часть защит курсовых работ.
Обычно я не попадаю на это мероприятие, потому что раньше оно естественным образом проходило в очном формате, а потом, когда мы уже начали осваивать отдельные дистанционные внедрения, у меня некоторое время не было там курсовых. А в этом году - аж сразу две :).
Поскольку это третий курс, которому в следующем году идти на диплом, мы старались создать довольно боевую обстановку, так что по времени, мне кажется, было дольше, чем наша обычная защита дипломов, хотя мы и там любим поговорить и обычно не торопимся.
Поймала себя на том, что я сама плохо формулирую стандартные формальные вещи про актуальность, цели-задачи, предмет-объект и, видимо, передаю эту нелюбовь своим подопечным. Мне всё это всегда отдаёт чем-то мертворождённым, потому что, как хорошо сказала однажды моя студентка, "не могу же я сказать, что мне просто нравится читать и разбирать любимого автора". И я даже не про то, что у нас нет целей, задач, предмета и объекта (хотя актуальность филологического исследования обычно, конечно, уступает вещам типа изобретения вакцины от коронавируса) - они есть, но для того, чтобы их определять неформально, надо дорасти до определённого уровня исследования, и этот уровень точно выше обычной ученической курсовой работы за третий курс.
"Вот мы все умрём, и что останется в истории от Вашей курсовой работы? - изрядно заостряя проблему, спросил мой коллега.
Честный ответ, конечно: ничего.
Вот меня, помнится, в интервью как-то спросили, что я считаю своим главным научным достижением.
Ни на секунду не задумавшись, я совершенно искренне ответила: "Ничего!"
Курсовая работа, да и диплом - это, на мой взгляд, пока ещё из серии препарировать лягушек. Их задача - показать, что человек учится и научается анализировать тексты, применять филологический инструментарий, работать филологическим скальпелем, если угодно. Да, есть дипломы - научные открытия, но мы сейчас не о них.
Вот когда человек решит пойти в науку или преподавание, в кандидатской диссертации (всё равно ещё в большей степени квалификационной, чем научной работе) он не формально, а фактически обозначит и актуальность выбранной темы в долженствующей быть ему широко известной научной парадигме, структурирует цели и задачи, разделит предмет и объект.
А в докторской уже, наверное, и про практическую значимость можно написать.
Потому что раньше, в подавляющем большинстве случаев, это не очень честно.
А в науке надо быть честным.
Я

Один мой день на карантине

Расписание сегодняшнего дня меня пугало уже несколько дней назад. И всё-таки я этот день пережила.
10:45 - 12:15: семинар по повестям Н.М.Карамзина, утопили бедную Лизу, разгадали загадку острова Борнгольм.
12:15 - 13:30: заседание севастопольской кафедры, тренировка местной онлайн-платформы силами моей кафедры ("А что это ты "ура" кричала?" - спросили меня домашние по окончании мероприятия. - "А у нас, - говорю, - коллега всё никак не могла звук наладить, а потом наладила - вот мы и обрадовались!").
13:30 - 15:30: я пытаюсь посчитать варианты распределения материальной помощи, чтобы и овцы, и волки, и вообще все были бы и сыты бы, и целы бы.
15:00 - 16:00: я вроде бы посчитала и пытаюсь что-то открыть в компе перед следующим мероприятием, но мне звонят и я не успеваю.
16:00 - 17:00: заседание севастопольского учёного совета, параллельно какому-то совсем не моему вопросу я пытаюсь подсобраться к МФК, но за десять минут до конца начинается вопрос про ГИА и я даже успеваю что-то про него сказать, но не успеваю дослушать до конца, потому что у меня МФК.
Во время совета прислушиваюсь к звукам, которые издаёт ноут, и понимаю, что его срочно нужно пылесосить, потому что всё закончится тем, что он выключится в самый неподходящий момент, но пылесосить ноут во время онлайн-заседания учёного совета я не умею, хотя уже понимаю, что зря.
17:00 - 18:30: МФК про "Повесть о Петре и Февронии", переключаясь из BigBlueButton в Zoom я утрачиваю власть над камерой, и хотя камера призывно мигает мне огонёчком, программа настойчиво требует поискать другую, а где же я её найду в попытке параллельно воспарить мыслью про Павла, его жену и змея.
К моменту появления Петра (или где-то около того) комп вздыхает и выключается. И я понимаю, что без пылесоса он не включится, а у меня с той стороны ждут два с половиной десятка слушателей.
Я загружаю Zoom с телефона, камера работает (хотя с компа, кажется, я выгляжу приличнее, но зато слушатели не должны пялиться в чёрный квадрат с моей фамилией), приношу извинения за технические проблемы, продолжаем про Петра.
К моменту, когда бояре уже напились на пиру, но ещё не попросили Февронию пойти на все четыре стороны, мне звонит коллега, трубку я не беру, но Zoomовскую связь теряю, причём настолько, что без идентификатора конференции он отказывается пускать меня обратно. Я нахожу в отправленных письмах идентификатор, загружаюсь, приношу извинения за технические проблемы, продолжаем про Февронию.
17:35 примерно: я заканчиваю отвечать на вопросы, пылесошу ноут (в ужасе думая, что через 20 минут у меня стипком, а в ноуте - файл на несколько страниц в Excel с расчётами, которые я не то что по памяти не воспроизведу, а в принципе и повторить-то при желании с тем же результатом не смогу). Комп вздыхает и включается.
19:00 - 20:10: мы проводим стипендиальную комиссию, учебная часть присутствует на 8/9, причём я понимаю, что совершенно этого не ожидала; мы листаем мой несколькостраничный Excel и обсуждаем практически каждого и вполне приходим к консенсусу, и я надеюсь, что и дальше будет так же :-).
20:15 - 20:35: семейный ужин.
20:35 - 21:00: я формирую свой многострадальный файл в наиболее читаемый для коллег вид и рассылаю своим: им делать приказы, а для меня эта история на сегодня кончается.
21:00: мы с детьми садимся смотреть первый фильм "Хроник Нарнии", которые мы тоже решили пересмотреть на досуге :-).