Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Я

Всякое

Сегодня Гош забрал бабушку с дачи. В этом году дачный сезон получился с 4 мая по 16 октября: чуть меньше, чем в прошлом, но всё равно очень хорошо. Надеюсь, что свежий воздух и дачный образ жизни дадут поддержку до следующей весны.
По поводу воссоединения семейства у нас с Ариной суп, мясо, рис и салат :-). Давно я не проводила так много времени у плиты :-).
А тем временем я дочитала книгу иеромонаха Иоанна (Гуайты) "Монах в карантине". Местами читается очень душевно, а местами мне давалось как-то тяжело. Наверное, я всё-таки не совсем отзывчива к церковной публицистике, мне как-то всегда ближе личные размышления "на злобу дня", а в книге причудливой прихотью ассоциаций соединяются и фрагменты из давних интервью, лекций, предисловий, книг, статей, передач, со "злобой дня" напрямую никак не связанные. С одной стороны, перед читателем открывается очень неординарный путь автора: православного монаха и священника, итальянца, приехавшего жить в Россию, собеседника многих выдающихся людей нашего времени, избравшего путь любви к Богу и к людям и ведущего разговор об этой любви с каждым - с детьми на детской литургии, с родителями и детьми паллиативного отделения больницы, со своими читателями, а главное - с самим собой. С другой - когда читаешь соединённые вместе разрозненные слова, сказанные в разное время по разным поводам, возникает ощущение, что это разговор не здесь и с тобой, и это немножко обидно, потому что время, которого никогда ещё не было, как раз в существенной части побуждает искать не общих рецептов, а именно диалога по поводу нового опыта.
Что-то я стала труднее читать. Нет сил, признаться, практически ни на что, и это меня немного тревожит...
Я

«Современная русская литература: от постмодернизма к новому реализму»

А мы сегодня выступили десантом на конференции по современной русской литературе в Великом Новгороде. К сожалению, только в зуме (хотя и я, и моя аспирантка Маша, получив программу конференции, сначала стали смотреть билеты на поезд, и только потом обратили внимание на то, что конференция проводится в дистанционном формате).
Утром у нас сформировалось отдельное заседание по традициям древнерусской культуры в современной литературе. Заседание очень душевно вёл профессор Университета Флоренции Марчелло Гардзанити. Форматом конференции дискуссия была предусмотрена после всех докладов заседания, что мне было немного непривычно, но она таки вполне состоялась. А в итоге мы решили, что было бы правильно провести отдельную конференцию на эту тему в будущем, причём лучше бы очно в прекрасном Новгороде (и новгородские организаторы нас в этом очень поддержали).
Конференцию проводил Итальянский центр НовГУ, поэтому итальянских участников было едва ли не больше, чем российских. От Московского университета там было два доклада от кафедры новейшей русской литературы, один - от теории литературы и три от нас: я, моя аспирантка и моя магистрантка. Барышни говорят, что им очень понравилось, я и тоже очень рада, что у них получился такой душевный опыт выступления, поскольку привить любовь к конференциям считаю делом важным (благо и сама их люблю).
Теперь надо статьи написать в тамошний хороший рейтинговый журнал :-).
У меня это шестой доклад за год, полагаю, что на этом можно на этот календарный год и угомониться :-).
Я

Иеромонах Феодорит (Сеньчуков). Менты, понты и "Скорая помощь"

Прочитала небольшую, но очень трогательную книжку иеромонаха Феодорита "Менты, понты и "Скорая помощь"" - собрание небольших рассказиков про будни скоропомощной жизни. Я, признаться, медицинский юмор люблю (у меня и у самой он местами висельный, а вот врачи без чувства юмора меня изрядно пугают, скажу честно), а тут ещё, помимо замечательного чувства юмора (и местами - тонкой иронии), очень живые зарисовки с натуры, картины быта и нравов, описанные человеком, который хорошо знает (не с самой, заметим, привлекательной стороны) и тела, и души, но при этом умеет тонко чувствовать дар жизни. Многие эпизоды читатель прямо представляет себе в красках, очень часто возникает яркое узнавание, поскольку опыт пациента есть у каждого из нас, а ещё, конечно, любопытно хотя бы чуть-чуть узнать, как нас видят те, кто нас периодически спасает :-). Ну вот разве что медицинской терминологии, непонятной простым больным смертным, чуть многовато местами :-))).
Я

Борис Акунин. Дорога в Китеж

Очередной роман беллетристического "конвоя" "Истории российского государства" охватывает вторую половину XIX века. Пролог романа происходит во время начала Крымской войны, а потом три части рассказывают о событиях позднего правления Александра II, его убийстве и начале правления Александра III. Главные герои - три друга, либерально настроенные "мушкетёры", Атос, Портос и Арамис с фамилиями Воронцов, Питовранов и Воронин (так обыгрывается цитируемая в начале романа пословица "Ворон ворону глаз не выклюет"), которых то сводит, то снова разводит движение политических волн, которые разочаровываются не столько даже в либеральных чаяниях юности, сколько в вариантах реализации этих идей в России, меняются, обретают счастье или теряют его, оказываются на перепутье и делают свой непростой выбор, движутся вместе со страной в непонятном направлении, пытаясь остаться людьми и уберечь тех, кто стал им близок и дорог.
А их д'Артатьяном становится Адриан Ларцев, сын сосланного декабриста и человек дела, стремящийся развивать Россию при помощи железных дорог, опирающийся на американский опыт и, казалось бы, способный преодолеть любое препятствие.
Или - в России - всё же не любое?
Признаться, романы про XIX век уже невольно сравниваешь с фандоринским циклом и явно не в пользу цикла нового.
Хотя параллели с романом Дюма забавны :)
Я

Антония Байетт. Дева в саду

С большим трудом прочитала роман Антонии Байетт "Дева в саду".
Купила, поскольку помнила, с каким восторгом читала "Обладать". Но, увы, в "Деве в саду" - первом романе тетралогии "Квартет Фредерики" - есть только отдельные штрихи того зачаровывающего читателя филологического рисунка, притягательного и загадочного, одновременно чарующего и захватывающего целиком и без остатка, так что плетущаяся нить повествования, кажется, становится более реальной, чем мир вокруг. В "Деве в саду" есть несколько эпизодов, которые отдалённо напоминают "Обладать", но в целом роман гораздо более тяжеловесный, на мой взгляд, излишне тяготеет к натуралистическим деталям и психофизиологическим экспериментам.
Редко бывает, что я жалею, что не умею бросать книгу на середине :-).
Я

О текущем моменте

Вчера закончилась выпускная эпопея.
В четверг провели онлайн-выпускной со словами, песнями, стихами, поздравлениями, на мой взгляд, получилось хорошо и душевно. Народ даже настойчиво напоминает, что мы обещали обнародовать запись.
Вчера выдали дипломы: по графику, не более 30 человек в час, на работу приехали к восьми утра, ушли без чего-то девять вечера.
Приехав домой, я рухнула спать и проспала практически 12 часов.
И сегодня весь день у меня отходняк.
На наступающей неделе по плану у меня удалёнка, попробую немного прийти в себя, нормализовать свой организм и таки решить вопрос с прививкой, если получится. А заодно сделать всё, что не успела, пока был выпуск. Ну и включиться уже полностью в приём, понятное дело.
В общем, всё, как всегда об эту пору :-))).
Я

"Экранные медиа и литература"

Весь день сегодня провела на конференции Высшей школы телевидения "Экранные медиа и литература: содружество, диалог или соперничество в эпоху приоритета визуальности и ухода от логоцентричности".
Очень любопытно, хотя и тяжеловато: в программе было заявлено 25 докладов, состоялось 19 без перерыва с 10 утра, в общем-то, несмотря на то, что дистанционно, однако, достаточно утомительно. И, кончено, выносливых слушателей не так много: если в первой половине дня в конференции было под 60 участников, то к вечеру осталось 12.
Материал был самый разный. В связи с юбилеем Ф.М.Достоевского было много докладов про экранизации его произведений. Заявленный в информационном письме второй юбиляр года - Н.А.Некрасов - был представлен только в одном докладе, посвящённом параллелям с некрасовским творчеством в Nomadland'е. Я рассказывала про мультфильм про Петра и Февронию, в других докладах были ещё советский мультфильм про Илью Муромца и анимационные экранизации "Преступления и наказания".
***
Проверила 137 эссе по МФК.
***
Из рецензируемого журнала пришла положительная рецензия на статью, в сентябрьский номер пойдёт. Этак у меня на сейчас четыре статьи и одни тезисы ждут выхода в разных местах.
А год назад я всерьёз думала, смогу ли я снова хоть пару-тройку страниц научного текста породить...
Я

Люсинда Райли. Семь сестёр. Сестра жемчуга

А в серии романов Люсинды Райли про шестерых приёмных девочек, названных именами звёзд из созвездия Плеяд, вышел четвёртый роман - "Сестра жемчуга". На сей раз главным действующим лицом становится художница Сиси (Келено), обретающая свою настоящую семью в далёкой Австралии. Но главное - как и другие её сёстры, отправившиеся после смерти приёмного отца на поиски своего прошлого, руководствуясь оставленными им подсказками и заданным им направлением, - Сиси обретает уверенность в себе, находит людей, которым небезразлична, и понимает, что человеческое сердце безразмерно, потому что оно умеет вмещать в себя всех людей, с которыми нас сталкивает жизнь. История Сиси - это история и мужественной женщины Китти, которая, казалось, потеряла всех, кого любила, но всё-таки обрела в конце жизни счастье, и её сына Чарли, помимо своей воли оказавшегося наследником жемчужного бизнеса и заплатившего за это и за существующие предрассудки своим счастьем, и её внука художника-полукровки Френсиса, потерявшего дочь, но разыскавшего внучку и подарившего ей веру в себя. А ещё это история роковой жемчужины - проклятья для каждого, кто к ней прикоснётся, которая в финале наконец оказывается в нужных руках. А ещё - история того, как часто, поступая так, как нам кажется лучше, мы лишаем другого - как нам кажется, для его же блага - возможности самому решить в том числе и свою собственную судьбу. И как часто за эти добрые намерения нам приходится платить годами или даже десятилетиями своей - и чужой - жизни.
И оторваться от книжки совершенно невозможно, как обычно, пока не перевернёшь последнюю страницу.
Ждём историю Тигги. Пролог к ней очень грустный :(((.
Я

Гузель Яхина. Эшелон на Самарканд

Прочитала новый роман Гузели Яхиной "Эшелон на Самарканд". Пожалуй, он произвёл на меня такое же сильное впечатление, как "Зулейха", а под конец пронзительно до слёз. Удивительно трогательная история про человечность, которая просыпается в самых разных искалеченных войной и бедой сердцах, казалось бы, уже давно утративших способность сострадать. Про то, что помощь может прийти даже тогда, когда вроде бы неоткуда, и даже от тех, кого привык называть и считать врагом. Про то, как практически невозможно оставаться человеком в мире, раскуроченном войной и голодом, и про то, что важно несмотря ни на что им таки оставаться. Каждого из героев эти четыре тысячи вёрст и шесть недель пути меняют, для каждого это одновременно и путь к себе, каждый понимает что-то важное про себя и пытается преодолеть какую-то часть своей искалеченности.
Единственное, что я совсем не поняла, - это историю с Загрейкой. Что это было???
Я

Алексей Иванов. Тени тевтонов

Признаюсь, новый роман Алексея Иванова шёл у меня с большим трудом. Он тяжёлый и вязкий, в нём много немецких слов-терминов. Мне это чем-то напомнило первые впечатления от "Сердца Пармы", когда я тоже буквально увязала в тексте, с трудом переставляя ноги для каждого следующего шага вперёд.
"Тени тевтонов" - снова роман, выстроенный на пересечении реального и мистического пластов. С одной стороны - советская армия, штурмующая Пиллау, женщина-офицер из СМЕРШа, внезапно вспыхнувшая любовь между немецкой девочкой и русским солдатом, побег немецкого гауляйтера из катакомб старинного прусского замка. С другой - тевтонские ордена, инкубы и суккубы, поднятые из могил, родовые проклятия, лесные жрецы-зиггоны и главная священная реликвия, заповедный библейский артефакт, легендарный меч Сатаны Лигуэт, которой уже столетия переходит из рук в руки, но никак не достаётся Бафомету.
Роман снова о том, что история повторяется, что между событиями, разделёнными веками, может существовать удивительная мистическая связь, но на очередном вираже этой мистической спирали ты можешь обознаться, потому что вечные персонажи этой истории на новом её витке примут новые обличья.