Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Я

"Слово о полку Игореве" (Театр на Малой Бронной)

Театральный год открыла сегодня "Словом о полку Игореве" на Малой Бронной (правда, не на самой Бронной, а во Дворце на Яузе). Собралась спонтанно: позавчера встретила упоминание в ленте, полезла в афишу, обнаружила, что в январе только 3-го, ну и купила билет.
Спектакль очень странный, признаться, то, что художественный руководитель театра - Константин Богомолов, видимо, многое объясняет. То есть как обычный зритель я бы сказала, что мне не понравилось совсем, но я сейчас разрабатываю курс про Древнюю Русь в современной культуре и, наряду с литературой, фильмами, сериалами и мультфильмами, одну из лекций хочу посвятить театру, а в этой части у меня пока очень негусто личного опыта. И с этой точки зрения мне стало любопытно.
Девять охранников с разными судьбами, собранных в одном месте, волей командующего ими женского голоса исполняют фрагменты из "Слова о полку Игореве". Голос читает им краткий курс древнерусской фонетики, а также по ходу дела дополняет "Слово" фрагментами Ипатьевской летописи. Сначала древнерусский текст резко диссонирует с их мировоззрением и миропредставлением, но потом они постепенно проникаются историей похода Игоря, находя в ней параллели со своей жизнью, приводя в пример истории из своего опыта ("А вот мы тоже вчетвером, я пятый, приехали как-то в Мытищи" или "...прошлую славу сами похитим... своруем то есть... а ведь воруют! и много! я в "Детском мире" работал...", "А действительно, сколько можно "на дядю" работать, надо что-то своё организовать"). Одновременно их разрозненный "хор", в начале состоящий из отдельных самостоятельных голосов, в конце обретает необходимые единство и гармонию. Сам Игорь в эффектных доспехах и на эффектной лошади тоже оказывается охранником Егором. Есть ощущение, что контаминация Слова и летописного текста, положенная в основу, - ровно та же самая, что в недавней МХАТовской постановке (по крайней мере, в череде обращений к князьям здесь тоже нет Всеволода Большое Гнездо, правда, здесь всё начинается с Рюрика и Давыда, а Игорь точно так же вполне в религиозном духе интерпретирует затмение и в конце произносит покаянный монолог о том, как он виноват и как же ему теперь жить). Плач Ярославны эффектен, но, на мой взгляд, категорически ужасен, как и итоговая "слава", от повтора к повтору вбирающая в себя всё больше имён-отчеств и нарочито подчёркивающая, что "князьям - слава, а дружине - аминь". Опущен сам побег Игоря из плена, хотя к нему явно подводит одна из адресованных Егору фраз: "машиной, пароходом, поездом, самолётом" - видимо, считается, что "горностаем, гоголем, волком, соколом" из этого упоминания зритель выведет сам (был ли там пароход или я его уже сама додумала, не могу ручаться, однако), но было жалко.
В общем, удовольствия особенно не получила, но материала на нужные минут 20 лекции набрала :-))).
Я

"Слово о полку Игореве" (МХАТ имени М.Горького)

На Малой сцене МХАТа имени М.Горького сегодня премьера: питерский режиссёр Игорь Ларин поставил "Слово о полку Игореве" в прозаическом переводе Д.С.Лихачёва. Ну вот я и пошла...
Скажу вам так, други мои: это примерно то, что было бы, если бы Слово реально сплагиатили с Задонщины. Я уже потом в программке прочитала, что "МХАТ - это национальный театр, исповедующий такие ценности, как традиционализм, православная культура, любовь к Родине". Христианство равномерно распределено по всему тексту. После затмения Игорь произносит патетическую (надо ли говорить, что отсутствующую в Слове) речь о том, что знамения посылаются нам Богом, перед битвой - тоже какую-то подобную речь, так что уже начинаешь ждать что-нибудь про то, что кто к нам с мечом того-сего... ах, нет, это мы сами в половецкую степь пошли. При этом это не мешает воинам Игоря насиловать красных девок половецких (вот это реально красиво сделанная сцена, очень пластично и эффектно). В финале решающей битвы Всеволод внезапно говорит Игорю, что можно сбежать и спастись, но ведь это неправильно и мы так не поступим? Не поступим, не по-божески это, отвечает Игорь и надевает на себя натуральные кандалы. Позже Овлур уговаривает Игоря бежать, а тот такой: и раньше не мог бросить своих, и сейчас не могу! А до этого Овлуру является... Бог? ангел? и велит передать Игорю, что князю Игорю в плену не быть (и плохо говорящий по-русски Овлур с акцентом повторяет это по словам). Но главное происходит в конце: Игорь становится на колени и что твой Раскольников кается во всём и со слезами в голосе вопрошает, как ему теперь жить и почему же он не умер маленьким в бою или в плену. А потом ещё один герой Слова о полку Игореве - монах (sic!) выходит и объясняет, что это всё потому, что мы нагрешили и Бог наказывает нас за грехи, но паче меры наказания нет, а потому "здравы будьте, князья и дружина, побарая за христаны на поганыя полки, аминь!"
Ещё, конечно, беда, что я помню текст практически наизусть, поэтому периодически вздрагивала. Так, почему-то не Всеволод Игорю, а Игорь Всеволоду говорит что его кони уже оседланы у Курска, на что Всеволод уже отвечает, что зато его куряне - опытные воины. Обращения к князьям начинаются с Ярослава Осмомысла, абсолютно игнорируя Всеволода Большое Гнездо и Рюрика и Давида Ростиславичей. Само обращение к галицкому князю читается с интонацией типа: высоко сидишь, да? горы подпёр, да? стреляешь султанов за землями??? Кончака надо стрелять за раны Игоревы, Кончака!!! Плач Ярославны читается несколькими актрисами и был бы почти хорош, если бы не шёл под фольклорный плач про деточку, который куда-то собралси (мы на семинарах специально обсуждаем, что плач жены по мужу и плач матери по сыну - это два разных плача, а тут вон оно как).
И ещё, конечно, очень много патетики.
В общем, мне понравилась первая битва с половцами и золотое слово Святослава (но Святослав при этом был как-то нелепо одет и зачем-то нарочито махал полами покрывала, в которое был завёрнут).
Кстати, что из всего этого собственно про Слово понял народ в зале, для меня осталось загадкой. На выходе у какой-то зрительницы брали интервью, я услышала, что больше всего её впечатлило, как актёры всё это выучили.
Я

А вот "Слово о полку Игореве"...

...дистанционно разбирается почему-то ужасно хреново.
Я уже говорила, что оно с каждым годом всё сложнее и сложнее идёт на занятиях, но сегодня на удалёнке с вечерниками пошло как-то совсем тяжело.
Для разбора некоторых текстов важен групповой контакт, как оказывается. И ПВЛ и Борис и Глеб прошли нормально, а "Слово" - прокручивается и скрипит, всё совсем не то.
У меня сейчас параллельная программа очно для дневников и в дистанте для вечерников, так что вполне могу сравнивать. При том, что на дневном и раньше всё-таки обсуждение было в целом бодрее, но всё же тут дело не в этом.
Пятая неделя семестра идёт. Весной как раз пять недель отучились до локдауна :-). Посмотрим, как будет на этот раз.
С начала семестра у нас на факультете 9 заболевших.
Это примерно 0,5% от нашей общей численности, что в целом вроде как внушает оптимизм.
В понедельник вышел обратно первый карантинный поток, будем надеяться, в следующий понедельник выйдет второй.
Оба мои курса - и русисты первого, где у меня семинары, и ромгерм второго, где поточная лекция, - пока, слава Богу, без случаев.
Думала, что, наверное, надо было лекции сделать дистанционными все, чтобы, когда вдруг, сажать группами, а не потоками. А с другой стороны, вот и я сама всё-таки почитала же очно, и Бог даст, ещё продержимся.
Забавно, что реакция начальства на мой звонок после привета уже сразу одинаковая: и кто на этот раз у нас заболел?
Нет, я, конечно, звоню не только с этим, но всё же.
И несмотря на то, что много суеты, что очка чередуется с дистантом, что приходится организовывать трансляции со своего ноута, вести спецсеминар с телефона, периодически транслировать себя же карантинящим, возиться с перераспределением аудиторий в связи с необходимостью их санобрабатывать - несмотря на всё вот это очень хочется продержаться как можно дольше.
Будьте же непременнейшим образом здоровы, господа!
Я

Доклад Б.А.Успенского "Семантика и семиотика титула русских царей" в Вышке

Сегодня я таки решила выползти в люди и сходила в Вышку на доклад Бориса Андреевича Успенского про семантику и семиотику титула русских царей.
Было весьма любопытно, некоторые вещи мне очень понравились, особенно - пространное рассуждение про слово "обладатель", которое применительно к царю практически всегда писалось с удвоением "а": ОБЛААДАТЕЛЬ. Было высказано предположение о том, что так делали из желания графически противопоставить сакральное значение этого слова в составе титула профанному его значению.
Любопытно, что в числе приведённых примеров на удвоение "а" слушателям в наибольшей степени понравился пример про Авраама с неизбежной цитатой "и ты не будешь более называться именем Аврам, но твоё имя Авраам", хотя докладчик сразу честно признался, что "этот пример, при том, что он очень интересен сам по себе, к нашей теме отношения не имеет".
Также хороши были примеры гиперкоррекции ОБЛАЯДАТЕЛЬ (время царя Алексея Михайловича) и ОБЛАГОДАТЕЛЬ (Лжедмитрий II).
Ещё более, пожалуй, любопытна была идея про "отчича и дедича" как апологии престолонаследия по вертикали (от деда к отцу и сыну), а не по боковой ветви (в качестве примера было приведено эксклюзивное венчание на великое княжение Московское Дмитрия-внука в 1498 году, когда правителю наследует внук старшего сына, а не младший сын), и не развитая, но обозначенная мысль про то, что Иван III, Василий III, Иван IV используют слова про "отчича и дедича" в прямом смысле (как наследники дедов и отцов), а Алексей Михайлович, возвращающийся к употреблению этой части титулатуры, - уже в переносном значении наследования по отношению к византийским императорам.
В общем, была рада оторваться от бумажек (чем мне это аукнется, пока стараюсь не думать) и повидать хороших людей :).
Я

Анатолий Брусникин. Беллона

Дочитала историческую трилогию Акунина-Брусникина. Третья часть - «Беллона» - посвящена Крымской войне и Севастополю (точнее, даже, наверное, наоборот - Севастополю и Крымской войне) и, в свою очередь, состоит из двух очень разных, на мой взгляд, романов.
«Фрегат “Беллона”» - вещь, несмотря на серьёзный трагизм, очень позитивная. Во многом это роман про то лучшее, что есть в людях: его иногда сразу и не видно, может даже показаться, что и нет его совсем, а оно есть и может проявиться именно тогда, когда совсем не ждёшь.
«Чёрная» - роман, который во многом воспринимается от противного, по контрасту, и потому кажется, что он - о худшем, что есть в людях, хотя он всего лишь о том, куда обычно приводят благие намерения. Лексу Бланку я категорически не могу симпатизировать при всём его несомненном фандоринско-акунинском обаянии: для меня, пожалуй, возможно, разделять страну и государство, но не на войне.
Реализуя идею о том, что «поражение обернётся для России поворотом к светлому будущему», Бланк вдруг понимает, что лишил тысячи людей какого бы то ни было будущего. Понимает, как это обычно бывает, уже слишком поздно, когда не только изменить и исправить, но даже и остановить ничего нельзя. Есть одна очень значимая грань, отделяющая Лекса не только от Платона Иноземцова или Аслан-Гирея, но даже от Веймарна или Реада, казалось бы, совершенно бездушно посылающих полк за полком на бессмысленный штурм во исполнение бессмысленного приказа, но в конце концов по очереди возглавляющих очередной из них, - все они платят своей жизнью, а Лекс - чужими. Герой, который дважды не может убить один на один человека, не ожидающего от него нападения, с лёгкостью распоряжается тысячами чужих судеб и жизней - и чем же тогда он лучше тех, кто точно так же делает это - с другой стороны?
И ненасытная богиня войны Беллона получит новую кровь...
Я

А сегодня был тот самый день в году...

...когда я принимаю зачёт у ромгерма.
94 человека :-)
С 10:00 до 15:30. В три потока.
Улов приколов невелик: в одном тесте попался Степан Коловрат, в другом - дивное "Хожение за три моря" тверским купцом Афанасием Никитиным лошадью ходи, лошадью, пару раз встретились неизвестные подробности из жизни преподобного Сергия Радонежского или Евпраксии Рязанской. Один человек сделал любопытные выводы, видимо, из упоминания в Википедии о заключённом в 1371 году соглашении Димитрия Донского с Мамаем, поэтому утверждал, что в 1380 году Димитрий был военным союзником Мамая. Но больше всего мне понравилась история про "Вадима Новгородского": "Эта трагедия связана с тем, что Рюрик убил Вадима и других новгородцев, которые защищали родные земли вдали от дома в момент, когда власть перешла к Рюрику. Вадим был этим очень недоволен и поднял восстание". Причём должна сказать, что защита родных земель вдали от дома нравится мне не сильно меньше, чем недовольный тем, что его убили, и поднявший по этому поводу восстание Вадим.
Итоги зачётной недели в этом году несколько скромнее: всего-то 144 зачёта.
Теперь впереди только экзамены :-).
***
А после зачёта мы с детьми купили ЁЛКУ! Мне кажется, так рано мы её очень давно не покупали :-).
Правда, новогоднего настроения у меня всё равно пока нет. И не потому, что нет снега: я в Севастополе привыкла к тому, что в декабре снега нет. Просто треш последних месяцев и не думает заканчиваться, к сожалению, на этом фоне с ощущением праздника возникают объективные проблемы.
Ну да мы это, конечно же, победим :).
Я

Выходное


Collapse )
Проснулась в двенадцатом часу, сварила гороховый суп, написала РПД для историков, сходила в лес погулять. На ужин дети готовят лазанью.
Так и день почти прошёл :-).
В выходных мне, конечно, больше всего нравится сонность, обжорство и возможность ходить гулять в лес.
Наверное, именно поэтому я толком не успеваю в них качественно поработать :-).
Я

"Четыре короля оперетты" в Новой Опере

Сходили на совершенно замечательный концерт в НОперу.
В первом отделении - фрагменты из "Цыганского барона" Штрауса и "Весёлой вдовы" Легара, во втором - из "Сильвы" Кальмана и "Орфея в аду" Оффенбаха. Помимо того, что очень хорошо играли и пели, концерт ещё очень настроенческий: исполнители, дирижёр и даже первая скрипка разыгрывают на сцене пантомимы и все-все-все просто заражают и заряжают зрителя отличным настроением. И хотя из оперетт я больше всего люблю "Сильву", а "Орфея в аду", кажется, даже ни разу не слушала, мне сегодня больше всего понравилась Галина Королёва - Валентина из "Весёлой вдовы" и Эвридика из "Орфея" - невероятно артистичная, яркая, пластичная, прекрасная певица и замечательная актриса. И дирижёр Андрей Лебедев, конечно же, как всегда, выше всяческих похвал.
Давно не бывала в НОпере, надо, наверное, возобновить :-).
Я

Начальносеместровое

Начало семестра сразу с полной рабочей недели, признаться, далось мне с трудом. И это при том, что на этой неделе у меня были далеко не все возможные в этом семестре пары, поскольку некоторые из них "мигающие", т.е. не каждую неделю. Да и те, которые были, в основном пока больше про познакомиться и что будем делать, их трудно назвать полноценными парами.
Но всё-таки, когда первая неделя начинается не с понедельника, возникает ощущение постепенного вхождения в процесс, а сейчас - вот прямо сразу головой в омут.
***
В этом семестре историки поставили мне третью пару. Поскольку их первые, вторые и пятые, которые у меня были до сих пор, шли как наши, у меня было ощущение, что у нас с ними одинаковое расписание.
Но внезапно выяснилось, что нет: у нас обеденный перерыв перед третьей парой, а у них - перед четвёртой. Собственно, принципиально различается только и именно время начала третьей пары - она у них на полчаса раньше.
Так что теперь по пятницам в 12:10 у меня заканчиваются дистанционные занятия с Севастополем на экономе, а в 12:30 меня уже ждут историки в Шуваловском.
Сегодня замерила время: чистой дороги 17 минут :-).
***
Ещё есть в запасе некоторая часть фоторепортажа, но пока я не очень понимаю, когда до неё дойдут руки: за выходные надо попытаться разгрести то, что я задолжала за эту неделю или должна давно :(.
Я

Про генеральную линию

Я когда-то уже рассказывала эти истории, но сейчас, что называется, к слову пришлось.
Когда-то в десятом (или девятом) классе - на дворе, стало быть, год 1987-й - один мой однокашник, назовём его K*, что-то не то сказал, оказавшись в какой-то телевизионной передаче. Деталей я сейчас не упомню, впрочем, они тут не так уж и важны.
Парторг школы вызвала меня и объяснила, что как комсомолка я должна осудить и отмежеваться.
Я была безнадёжно влюблена в K*, а на дворе был, как я уже сказала, 1987-й, поэтому я сказала, что осуждать и отмежёвываться не буду.
В школу вызвали маму (кажется, впервые в жизни) и сказали, что как коммунист она должна убедить меня осудить и отмежеваться.
Мама (действительно, убеждённый коммунист) пожала плечами и сказала, что не видит оснований.
Поскольку все уже поняли, какой год был на дворе, на том всё и замялось, но впечатление на меня произвело.
Когда на первом курсе наша преподавательница истории КПСС на лекции внезапно произнесла знаменитое:
- Вот лежим мы вчера с мужем в постели...
*гробовая, абсолютная, полная тишина воцаряется в нашей обычно довольно шумной аудитории*
- ... и я его спрашиваю, а вот скажи мне как коммунист коммунисту, что ты думаешь по поводу решения XIX партконференции о...
*конец фразы тонет в безудержном хохоте*
- мы, молодые и свободные, от души хохотали, а теперь я понимаю, почему она нам об этом рассказала. Это была история о самом страшном для человека советской партийной системы - об утрате генеральной линии.
Эту линию они раньше всегда безошибочно чувствовали. Мама, опять же, любила вспоминать, как на каком-то партийном собрании сначала был длинный доклад, а после доклада ведущий спросил, кто хочет выступить по поводу доклада. И первой подняла руку и уверенно пошла выступать преподавательница с кафедры истории партии, которая вошла в аудиторию за две минуты до конца доклада и практически ничего из его содержания не слышала. Что - при наличии понимания генеральной линии - совершенно не мешало.
И вот её перестало быть...
К чему я это?
Знаете, я очень хорошо чувствую (если угодно - чую, ощущаю кожей, не знаю как ещё это объяснить) в некоторых современных текстах вот эту вот волю генеральной линии, которая подчиняет себе человеческую волю и заменяет категорию свободного выбора категорией долженствования. Генеральная линия стала другой, но по-прежнему её главный враг - разномыслие. Знаменательно, что, если один из популярных либеральных флешмобов построен на идее объединения - в том числе и с теми, чьих позиций ты не разделяешь и с чьим мнением не согласен (Je suis Charlie, Я/мы Иван Голунов), то противоположная сторона прибегает именно к традиционным советским призывам осудить и отмежеваться.
И когда я слышу эту интонацию, эти фразы - конечно, другие, но всё равно с очевидностью узнаваемые - у меня, простите, шерсть встаёт дыбом на загривке.
Потому что когда на дворе был 1987-й год, я решила для себя, что слова "как комсомолка / православная / русская (подставить нужное) ты должна..." никогда не будут иметь надо мной власти.