?

Log in

No account? Create an account

Категория: история

Начальносеместровое

Начало семестра сразу с полной рабочей недели, признаться, далось мне с трудом. И это при том, что на этой неделе у меня были далеко не все возможные в этом семестре пары, поскольку некоторые из них "мигающие", т.е. не каждую неделю. Да и те, которые были, в основном пока больше про познакомиться и что будем делать, их трудно назвать полноценными парами.
Но всё-таки, когда первая неделя начинается не с понедельника, возникает ощущение постепенного вхождения в процесс, а сейчас - вот прямо сразу головой в омут.
***
В этом семестре историки поставили мне третью пару. Поскольку их первые, вторые и пятые, которые у меня были до сих пор, шли как наши, у меня было ощущение, что у нас с ними одинаковое расписание.
Но внезапно выяснилось, что нет: у нас обеденный перерыв перед третьей парой, а у них - перед четвёртой. Собственно, принципиально различается только и именно время начала третьей пары - она у них на полчаса раньше.
Так что теперь по пятницам в 12:10 у меня заканчиваются дистанционные занятия с Севастополем на экономе, а в 12:30 меня уже ждут историки в Шуваловском.
Сегодня замерила время: чистой дороги 17 минут :-).
***
Ещё есть в запасе некоторая часть фоторепортажа, но пока я не очень понимаю, когда до неё дойдут руки: за выходные надо попытаться разгрести то, что я задолжала за эту неделю или должна давно :(.

Про генеральную линию

Я когда-то уже рассказывала эти истории, но сейчас, что называется, к слову пришлось.
Когда-то в десятом (или девятом) классе - на дворе, стало быть, год 1987-й - один мой однокашник, назовём его K*, что-то не то сказал, оказавшись в какой-то телевизионной передаче. Деталей я сейчас не упомню, впрочем, они тут не так уж и важны.
Парторг школы вызвала меня и объяснила, что как комсомолка я должна осудить и отмежеваться.
Я была безнадёжно влюблена в K*, а на дворе был, как я уже сказала, 1987-й, поэтому я сказала, что осуждать и отмежёвываться не буду.
В школу вызвали маму (кажется, впервые в жизни) и сказали, что как коммунист она должна убедить меня осудить и отмежеваться.
Мама (действительно, убеждённый коммунист) пожала плечами и сказала, что не видит оснований.
Поскольку все уже поняли, какой год был на дворе, на том всё и замялось, но впечатление на меня произвело.
Когда на первом курсе наша преподавательница истории КПСС на лекции внезапно произнесла знаменитое:
- Вот лежим мы вчера с мужем в постели...
*гробовая, абсолютная, полная тишина воцаряется в нашей обычно довольно шумной аудитории*
- ... и я его спрашиваю, а вот скажи мне как коммунист коммунисту, что ты думаешь по поводу решения XIX партконференции о...
*конец фразы тонет в безудержном хохоте*
- мы, молодые и свободные, от души хохотали, а теперь я понимаю, почему она нам об этом рассказала. Это была история о самом страшном для человека советской партийной системы - об утрате генеральной линии.
Эту линию они раньше всегда безошибочно чувствовали. Мама, опять же, любила вспоминать, как на каком-то партийном собрании сначала был длинный доклад, а после доклада ведущий спросил, кто хочет выступить по поводу доклада. И первой подняла руку и уверенно пошла выступать преподавательница с кафедры истории партии, которая вошла в аудиторию за две минуты до конца доклада и практически ничего из его содержания не слышала. Что - при наличии понимания генеральной линии - совершенно не мешало.
И вот её перестало быть...
К чему я это?
Знаете, я очень хорошо чувствую (если угодно - чую, ощущаю кожей, не знаю как ещё это объяснить) в некоторых современных текстах вот эту вот волю генеральной линии, которая подчиняет себе человеческую волю и заменяет категорию свободного выбора категорией долженствования. Генеральная линия стала другой, но по-прежнему её главный враг - разномыслие. Знаменательно, что, если один из популярных либеральных флешмобов построен на идее объединения - в том числе и с теми, чьих позиций ты не разделяешь и с чьим мнением не согласен (Je suis Charlie, Я/мы Иван Голунов), то противоположная сторона прибегает именно к традиционным советским призывам осудить и отмежеваться.
И когда я слышу эту интонацию, эти фразы - конечно, другие, но всё равно с очевидностью узнаваемые - у меня, простите, шерсть встаёт дыбом на загривке.
Потому что когда на дворе был 1987-й год, я решила для себя, что слова "как комсомолка / православная / русская (подставить нужное) ты должна..." никогда не будут иметь надо мной власти.
Мало что я люблю так, как бродить по каким-нибудь заброшенным, полузаброшенным или даже совсем не заброшенным (главное - чтобы не загороженным) руинам. Я не знаю, почему так, я не наполняю их жизнью силой своего воображения, я не задумываюсь особенно над бренностью временного бытия, просто настроенчески люблю.
Орденский замок Шаакен (Schaaken), основанный во второй половине XIII века, находится в посёлке Некрасово Гурьевского района Калининградской области, имеет богатую историю и определённые перспективы в настоящее время, поскольку в Калининградской области стартует программа по восстановлению архитектурного наследия. Сейчас на территории проводятся реконструкторские и ролевые мероприятия, в уцелевших подвалах замка работают выставки, демонстрирующие средневековое оружие, доспехи и пыточные приспособления. Принадлежит замок при этом РПЦ, что вызывает вопросы и придаёт неопределённости его положению.

+19Свернуть )
По вторникам у меня, как известно, много пар, а сегодня ещё и конференция, поэтому весть о том, что ректор МГУ моим именем поздравил тамбовского орловского губернатора с установкой памятника Ивану Грозному, а заодно и от меня же вписал правление Грозного в историю нашей многострадальной родины золотыми страницами (Боже, кто, кто писал этот текст?! вписываниие золотыми страницами, видит Бог, так же ужасно, как царь, сидящий на коне с крестом в одной руке и мечом в другой, мне интересно, скульптор вообще не в курсе про то, как правят лошадью? простите, отвлеклась!) мне стало известно между всеми этими мероприятиями, но осознать, признаться, получилось не сразу. Да я и сейчас не уверена, что получилось.
Дискуссии последних дней о том, достоин ли первый русский царь памятника, удивляют меня только одним: подменой предмета обсуждения. Идёт разговор о том, что он выиграл и что проиграл, что расширил и что утратил, какой ценой за всё это заплатила страна. Хотя очевидно, что к факту установки памятника всё это не имеет прямого отношения. То, какие мы ставим памятники (как и то, какие сносим), то, какие имена мы даём нашим улицам, мостам, станциям метро (как и то, какие снимаем с вывесок) говорит только и исключительно о нас и о том времени, в которое мы живём. Для того, чтобы прочитать месседж орловского губернатора (или Владимира Мединского, инициировавшего от возглавляемого им РВИО установку монстрообразного Владимира Святославича на Боровицкой площади), не надо быть историком и вникать в тонкости правления, ответ лежит в сфере вовсе не науки, но исключительно идеологии, а идеологические схемы предельно просты. В этих схемах Грозный прочитывается в категориях неограниченной власти, имперской идеи, страха как главного рычага внутренней и внешней политики, железной руки и жёсткого подавления любых форм инакомыслия. И совершенно очевидно, что актуализация этих категорий не случайна именно в наши дни (как очевидно и то, что установка памятника Владимиру Киевскому в Москве вряд ли была актуальна до 2014 года). А наиболее печально то, что моей стране это всё вместе взятое, увы, не сулит ничего хорошего в перспективе.
Так что я лично (разумеется, только и исключительно от своего имени) причин поздравлять орловское начальство со своевременым прогибом не вижу и скорее готова посочувствовать всем нам, ибо, как известно, "времена не выбирают, в них живут и умирают"...
В последнее дни многие цитируют самых разных историков, не удержусь и я от любимой цитаты из Николая Михайловича Карамзина: "Жизнь тирана есть бедствие для человечества, но его история всегда полезна для государей и народов: вселять омерзение ко злу есть вселять любовь к добродетели – и слава времени, когда вооруженный истиною дееписатель может в правлении самодержавном выставить на позор такого властителя, да не будет уже впредь ему подобных!" Это именно про Ивана Грозного, старательно вписываемого сейчас в историю ажно золотыми страницами.
Да не будет впредь уже ему подобных, Виктор Антонович!
Мне очень жаль, что Вы хотя бы не промолчали...

"Я - Эдмон Дантес"

Сходила на премьеру сезона - музыкальную драму "Я - Эдмон Дантес" в Театриуме на Серпуховке.
У меня не так уж и много любимых произведений, "Граф Монте-Кристо" - одно из них.
Спектакль очень неровный, местами было ощущение, что такой сюжет всё же невозможно испортить ничем, местами - что даже такой сюжет всё-таки можно испортить. Но несколько эпизодов по-настоящему хороши, а потому вовсе не жалею, что сходила.
Очень не понравился Певцов: всё-таки слова можно было бы выучить и холодное оружие, пытаясь вытащить его из ножен, на пол в патетический момент не ронять. Впрочем, харизма - не исполнителя, но его героя - отчасти затмевала и эти досадные просчёты.
Жаль, что - впрочем, как всегда! - пала жертвой прекрасная сцена со спасением господина Морреля.
- Будь счастлив, благородный человек; будь благословен за все то добро, которое ты сделал и которое еще сделаешь; и пусть моя благодарность останется в тайне, как и твои благодеяния.
<...>
- А теперь, - сказал незнакомец, - прощай человеколюбие, благодарность... Прощайте все чувства, утешающие сердце!.. Я заменил провидение, вознаграждая добрых... Теперь пусть бог мщения уступит мне место, чтобы я покарал злых!

Без неё - даже при наличии линии Максимилиана и Валентины - всё же образ главного героя оказывается более однобоким.
Попытки авторов спектакля местами превратить его в комедию отчасти забавны, а отчасти даже уместны и в целом не раздражают. Наверное, ещё и потому, что приближают события на сцене к жизни.
Но местами по-настоящему пробирает.
А лучше всего - сцены Эдмона и Мерседес в первом действии и графа Монте-Кристо и графини де Морсер в третьем.
Если нас жизнь обманет -
нас не обманет смерть.

Метки:

Религии всегда связаны с неприятностями.
Но когда на них сваливаются беды, они становятся честнее.
И это хорошо для них.

Дж.Миченер. Источник

Почти тысячестраничный роман об истории Святой земли разворачивается в двух планах. С одной стороны, это современность, вопрошающая прошлое: археологическая экспедиция, в которую входят ирландец, еврей и араб, проводя раскопки на холме Макор, слой за слоем обнаруживает различные предметы, относящиеся к различным эпохам истории этого региона от недавнего прошлого - войны за независимость государства Израиль, до 10000 лет до н.э. - эпохи пещерных людей, только-только начинающих обрабатывать землю и поклоняться высшим силам. С другой стороны, это прошлое, переходящее в современность: в связи с каждым из этих предметов рассказывается отдельная история (теперь уже в обратном - естественном хронологическом - порядке, от прошлого к дню сегодняшнему), и перед читателем проходят древние люди, хананеи, культ Молоха и Астарты, ирби, поклоняющиеся Эль-Шаддаи, народ избранный, поклоняющийся Единому Богу, царь Давид, вавилонское рабство, Антиохия и Рим, царь Ирод, Петроний, Веспасиан, Иосиф Флавий, императрица Елена, христиане, мусульмане, крестоносцы, мамелюки, еврейские погромы и, наконец, создание государства Израиль. Но есть и третий план, естественно, самый сложный и неоднозначный, - это вопрос о том, как прошлое влияет на современность. Должны ли религиозные законы изменяться в соответствии с тем, что сама жизнь меняется от столетия к столетию? Разве на этот вопрос есть ответ...
Пожалуй, лично мне с конца XIX века и до современности было уже не так интересно. Что делать, для меня это всё уже слишком поздно.
А наибольшее впечатление произвела история крестового похода - бессмысленного и беспощадного. Это по его поводу араб Табари произносит очень верные, как кажется, слова:
- Стоит однажды заявить, что вы ведёте священную войну, то теряете все возможности иного благородного выбора. <...> Так что мы все проиграли вместе. Христиане, арабы, монголы. Ибо, когда у людей горит в сердцах религиозная ярость, на глаза их в то же время спускается завеса слепоты.
Но при этом я бы не сказала, что это роман о толерантности...

Метки:

Profile

Я
kvakl_brodakl
Квакль-бродякль
Филфак МГУ

Latest Month

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Мои стихи и проза

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek