?

Log in

No account? Create an account

Категория: история

Про генеральную линию

Я когда-то уже рассказывала эти истории, но сейчас, что называется, к слову пришлось.
Когда-то в десятом (или девятом) классе - на дворе, стало быть, год 1987-й - один мой однокашник, назовём его K*, что-то не то сказал, оказавшись в какой-то телевизионной передаче. Деталей я сейчас не упомню, впрочем, они тут не так уж и важны.
Парторг школы вызвала меня и объяснила, что как комсомолка я должна осудить и отмежеваться.
Я была безнадёжно влюблена в K*, а на дворе был, как я уже сказала, 1987-й, поэтому я сказала, что осуждать и отмежёвываться не буду.
В школу вызвали маму (кажется, впервые в жизни) и сказали, что как коммунист она должна убедить меня осудить и отмежеваться.
Мама (действительно, убеждённый коммунист) пожала плечами и сказала, что не видит оснований.
Поскольку все уже поняли, какой год был на дворе, на том всё и замялось, но впечатление на меня произвело.
Когда на первом курсе наша преподавательница истории КПСС на лекции внезапно произнесла знаменитое:
- Вот лежим мы вчера с мужем в постели...
*гробовая, абсолютная, полная тишина воцаряется в нашей обычно довольно шумной аудитории*
- ... и я его спрашиваю, а вот скажи мне как коммунист коммунисту, что ты думаешь по поводу решения XIX партконференции о...
*конец фразы тонет в безудержном хохоте*
- мы, молодые и свободные, от души хохотали, а теперь я понимаю, почему она нам об этом рассказала. Это была история о самом страшном для человека советской партийной системы - об утрате генеральной линии.
Эту линию они раньше всегда безошибочно чувствовали. Мама, опять же, любила вспоминать, как на каком-то партийном собрании сначала был длинный доклад, а после доклада ведущий спросил, кто хочет выступить по поводу доклада. И первой подняла руку и уверенно пошла выступать преподавательница с кафедры истории партии, которая вошла в аудиторию за две минуты до конца доклада и практически ничего из его содержания не слышала. Что - при наличии понимания генеральной линии - совершенно не мешало.
И вот её перестало быть...
К чему я это?
Знаете, я очень хорошо чувствую (если угодно - чую, ощущаю кожей, не знаю как ещё это объяснить) в некоторых современных текстах вот эту вот волю генеральной линии, которая подчиняет себе человеческую волю и заменяет категорию свободного выбора категорией долженствования. Генеральная линия стала другой, но по-прежнему её главный враг - разномыслие. Знаменательно, что, если один из популярных либеральных флешмобов построен на идее объединения - в том числе и с теми, чьих позиций ты не разделяешь и с чьим мнением не согласен (Je suis Charlie, Я/мы Иван Голунов), то противоположная сторона прибегает именно к традиционным советским призывам осудить и отмежеваться.
И когда я слышу эту интонацию, эти фразы - конечно, другие, но всё равно с очевидностью узнаваемые - у меня, простите, шерсть встаёт дыбом на загривке.
Потому что когда на дворе был 1987-й год, я решила для себя, что слова "как комсомолка / православная / русская (подставить нужное) ты должна..." никогда не будут иметь надо мной власти.

"Я - Эдмон Дантес"

Сходила на премьеру сезона - музыкальную драму "Я - Эдмон Дантес" в Театриуме на Серпуховке.
У меня не так уж и много любимых произведений, "Граф Монте-Кристо" - одно из них.
Спектакль очень неровный, местами было ощущение, что такой сюжет всё же невозможно испортить ничем, местами - что даже такой сюжет всё-таки можно испортить. Но несколько эпизодов по-настоящему хороши, а потому вовсе не жалею, что сходила.
Очень не понравился Певцов: всё-таки слова можно было бы выучить и холодное оружие, пытаясь вытащить его из ножен, на пол в патетический момент не ронять. Впрочем, харизма - не исполнителя, но его героя - отчасти затмевала и эти досадные просчёты.
Жаль, что - впрочем, как всегда! - пала жертвой прекрасная сцена со спасением господина Морреля.
- Будь счастлив, благородный человек; будь благословен за все то добро, которое ты сделал и которое еще сделаешь; и пусть моя благодарность останется в тайне, как и твои благодеяния.
<...>
- А теперь, - сказал незнакомец, - прощай человеколюбие, благодарность... Прощайте все чувства, утешающие сердце!.. Я заменил провидение, вознаграждая добрых... Теперь пусть бог мщения уступит мне место, чтобы я покарал злых!

Без неё - даже при наличии линии Максимилиана и Валентины - всё же образ главного героя оказывается более однобоким.
Попытки авторов спектакля местами превратить его в комедию отчасти забавны, а отчасти даже уместны и в целом не раздражают. Наверное, ещё и потому, что приближают события на сцене к жизни.
Но местами по-настоящему пробирает.
А лучше всего - сцены Эдмона и Мерседес в первом действии и графа Монте-Кристо и графини де Морсер в третьем.
Если нас жизнь обманет -
нас не обманет смерть.

Метки:

Profile

Я
kvakl_brodakl
Квакль-бродякль
Филфак МГУ

Latest Month

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Мои стихи и проза

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek