Квакль-бродякль (kvakl_brodakl) wrote,
Квакль-бродякль
kvakl_brodakl

Categories:

"Берестяная лекция" Алексея Алексеевича Гиппиуса - 2018

Итак, в девятой поточке первого гума прошла "берестяная лекция" по итогам новгородского сезона 2018 года.
Традиционная.
И первая - не Андрея Анатольевича Зализняка.
В течение дня я несколько раз поймала себя на том, что в разговорах о планах оговаривалась: "на Зализняка".
Алексей Алексевич начал с этого же: первый сезон без ААЗ, но всё, что делалось, было с мыслью о нём, всё, что читалось, хотелось прочитать его глазами, всё, что обсуждалось, проговаривалось как бы в диалоге с ним.
И сегодняшняя лекция стала не только акцией памяти и продолжением традиции, поддержанию которой ААЗ, полагаю, не мог бы не быть рад, но и формой этого же диалога.
Сезон подарил нам 11 новгородских грамот и одну грамоту из Старой Руссы.
Впрочем, начался разговор не с бересты, а с надписи на плашке, представляющей собой печать для просфор, о долге некоторого Репья в "1 гривну истине", что дало возможность коротко напомнить собравшимся о взаимодействии бытового и сакрального как в плане семантики (слово "ИСТИНА", которое, наряду с основным значением, означало сумму без процентов и штрафов), так и в плане объекта (долговая запись на сакральном предмете в связи с памятной всем аналогией - хозяйственной записью о покупке Бояновой земли на стене Софии Киевской).
Очень понравилась грамота № 1104, всё содержание которой сводится к попытке начала текста:
О + ^
Как сказал ААГ, это текст, который хорошо отражает психологию пишущего: начал писать ОТЪ, опомнился, что не так, поставил положенный в начале строки крест и правильную лигатуру.
В грамоте № 1105 встретилась Суботка (судя по всему, женское имя, ближайшей родственницей к ней может считаться Неделька, упомянутая в качестве должницы в другой новгородской надписи), которая жаловалась на то, что её "ДЕТЯ" продали. Грамота позиционировалась как образец яркой и лаконичной древнерусской речи с обилием эллипсисов (в начале "се ^ соуботкh къ гюрh" в смысле "се грамота от Суботки к Гюре" и в конце: "а азъ хоцоу къ князоу на тя" в значении "А я собираюсь [пойти жаловаться] на тебя князю"). Первоначальное прочтение "продать" как оштрафовать было раскритиковано П.В.Лукиным, который обратил внимание на то, что здесь имеет место реализация 61 статьи "Русской Правды", по которой было запрещено продавать в полное холопство: сына Суботки продали таким образом и она требует его вернуть, а в противном случае угрожает обратиться к князю для восстановления справедливости.
А кроме того, этот текст был проинтерпретирован как почти поэтический, поскольку 1-3 и 5 строки имеют длину в 10 слогов и только 4-ая строка выбивается из ряда, поскольку в ней 14 слогов.
Старорусская грамота № 49 обращает на себя внимание длинным списком разнообразных имён, где встречаются ЕВАН (который, видимо, Йован / Йохан), ОСЛЯКА и ПОШКА. Последнее имя проясняется из аналогии с кошкой, которая "КОТЪКА" (ну, в смысле, он - КОТЪ, а она - КОТЪКА), поэтому ПОШЬКА = ПЪТЬКА = птичка.
Грамота № 1108 принадлежит хорошо известному нам Якиму, чьи особенности письма уже не раз радовали аудиторию берестяных лекций, поскольку он пишет инверсированную лигатуру ОУ как УО, а также заменяет очень многие буквы на другие буквы :). Это уже 38-я его грамота, так что он может считаться самым плодовитым новгородским писателем. Любопытно, что из грамот однозначно вытекает, что Яким явно связан с двумя людьми: один из них в этой и ещё одной грамоте упоминается по имени - Борис, а вот второй и, судя по всему, главный, по имени не называется: в одной из грамот о нём говорится в первом лице, а в этой грамоте он называется словом "сам", так что он для нас пока продолжает представлять загадку.
В грамоте № 1109 встречается удивительная для Новгорода и традиционно считавшаяся псковской мера - "зобница" (правда, ААГ предостерёг от опрометчиво поспешного распространения этой меры за пределы псковского региона, поскольку нельзя исключить того, что грамота написана псковичом, а точнее - двумя псковичами, поскольку в тексте можно выделить два почерка и две грамматических манеры).
Грамота № 1110 предлагает читателю ожерелье из паволоки, что несколько озадачивает, но судя по всему, здесь имеется в виду не ожерелье в нашем смысле, а то, что вокруг "жерла" (горла), т.е. воротник, вероятно - стоячий шёлковый воротник с золотым шитьём. Записка написана некоей Рощеной, которая поручает Якиму (вероятно, тому самому, чья грамота лежала рядом) покупку кожуха и четырёх воротников из очень дорогой ткани, поэтому гипотетически по тону записки и по специфике поручения ("купи, а деньги получишь с лодкой") можно предположить, что Рощена является женой "самого", т.е. главного патрона Якима.
В грамоте № 1112 содержится инструкция к сборщикам подати: а если кто отказывается платить, то "въ треть до мене": любопытно, что после "въ" читается начало буквы "п", т.е., видимо, автор хотел сначала написать "въ полы", т.е. потребовать 50% выплаты, но смилостивился и решил написать про треть.
А под занавес ААГ познакомил нас с самой большой и самой сложной грамотой из Дубошина раскопа, датирующейся концом XII века и представляющей собой занятную характеристику внутрисемейных отношений.

^ Иванка и ^ Мирославh къ Иванкоуи къ --------h поклан#ние

створита добро мо# падчерица на радятинh улице

а мълвита посли вороже цужу хълъстиноу

мнh платити и i коунъ а тъщh роукh а оно ти еси вы

лгала оу Иванка гривноу а на то любо золотни

къ присли полhпh цемоу тобh тако дh#ти не ослоушаи

же с# посли въбързh


Грамота явно написана от супружеской пары другой семье, однако при этом мы видим, что формально автора два, но текст написан одним из них, а точнее - одной, Мирославой, которая выступает в функции типичной фольклорной мачехи, ненавидящей и третирующей падчерицу (первое известное нам упоминание этого слова в древнерусских текстах) и просит, видимо, соседей своей падчерицы передать ей, чтобы она, вражина, отдала чужой холст (чужой здесь - не принадлежащий падчерице и одновременно тот, который мачеха считает принадлежащим себе), потому что ей надо платить 18 гривен, а денег нет, а также говорит, что поскольку падчерица обманом получила у отца гривну, то пусть она хотя бы золотник с этой гривны отдаст Полепе (у этого места был вариант прочтения по лhпh , видимо, в значении "по добру", но не получается грамматически, поэтому вместо наречия предлагается имя собственное, что, конечно, не очень хорошо, и аудитория, кажется, до конца не приняла Полепу, в которой можно попытаться увидеть родную дочь мачехи, в пользу которой она пытается отобрать у падчерицы золотник с "вылганной" гривны, т.е., по тем временам, 1/6 часть). Эта грамота была охарактеризована как потрясающий пример языковой агресии ("вражина", "вылгала") и как текст, который очень хорошо отражает языковые процессы своего времени, т.е. "текст почти идеальный, если не считать тех человеческих отношений, которые он отражает".
В целом же не могу не сказать, что я получила большое удовольствие, хотя, на мой взгляд, было несколько больше собственно лингвистики, когда какие-то очевидные АА вещи оставались без прояснения и озадачивали слушателей, не имеющих специальной лингвистической подготовки, и существенно меньше привычного слушателям этих лекций общекультурного, если угодно, контекста, но впрочем, понятно, что у каждого лектора свои пристастия и своя манера, а главное для меня в том, что прекрасная традиция жива и продолжается, и так тому и быть.
Tags: #ниестворита, #ти, люди, профессиональное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments