Квакль-бродякль (kvakl_brodakl) wrote,
Квакль-бродякль
kvakl_brodakl

Categories:

Гузель Яхина. Дети мои

Новый роман Гузель Яхиной "Дети мои" - пожалуй, ещё более личный и пронзительный, чем "Зулейха", хотя, кажется, гораздо более многослойный. За счёт этой многослойности реакция на текст иногда оказывается неоднозначной - так, в какой-то момент мне (и не только мне, как выяснилось из обсуждения на ФБ) казалось, что я вдруг читаю "Лавра", и вторичность впечатления раздражала - впрочем, недолго.
А в конце текст становится совсем невероятно - до боли, до слёз - пронзительным: мучительная трудность, почти физиологическая невозможность прощания - и в то же время изначальная обречённость на него ("Ладони были легки, но отчего-то - ни пошевелить, ни поднять. Дети ждали - и он ждал. Закрыл глаза, убрал руки. А когда открыл - детей уже не было") - один из главных мотивов этой удивительной книги о любви, которая приносит себя в жертву.
Действие романа происходит в советском Поволжье с конца десятых по конец тридцатых годов, но одновременно как бы вне времени и пространства, поскольку затерянный в лесу на высоком волжском берегу хутор Удо Гримма оказывается словно невидимым почти ни для кого и защищённым от большинства потрясений большого мира по другую сторону Волги.
Герои романа - странные люди, которые, как совсем по другому поводу сказано у К.С.Льюиса, "изнутри больше, чем снаружи". И хутор в начале романа, и Волга в конце мистическим образом приводят Якоба Баха к самому себе - к пониманию того, что он готов принять то, что суждено, и одновременно - что невозможно убежать от того, что уготовано.
Tags: книжки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments