Квакль-бродякль (kvakl_brodakl) wrote,
Квакль-бродякль
kvakl_brodakl

Categories:

И снова про Юлю и Диану


Тут наткнулась на «хронологию событий».
Ну что же, хронология – так хронология.
29 июля Виктория Павленко сначала фотографирует Юлю с Дианой в метро, а потом через некоторое время оказывается в метро с Дианой. Виктория везёт Диану на Павелецкий вокзал, а оттуда – в Домодедово, где передаёт её волонтёрам из «Ретривер-команды», работающим с лабрадорами. Впоследствии свой поступок Виктория объясняет тем, что нашла потерявшуюся собаку, не знала, кому она принадлежит, не заметила сразу на ошейнике собаки адресника с телефоном владелицы, а когда заметила – в электричке – позвонить уже не могла, потому что садился телефон. Разряженный телефон, тем не менее, прекрасно работал как фотоаппарат, поскольку в телефоне Виктории есть фото в том числе и из электрички. Утверждение, что Виктория не знала, кому принадлежит собака, если фотографировала Юлю в метро незадолго до того, как забрала собаку, а также несколько раз подходила к Юле ранее, тоже не выдерживает критики. Кроме того, свидетели слышали, да и Виктория впоследствии не отрицала, что в электричке говорила с соседом по купе про попрошаек, использующих собак.
Предполагаю, что первоначальный расчёт был на то, что у Юли либо вообще не возьмут заявление в полиции, либо не будут ничего делать по этому заявлению. Уверена, что возникшего по поводу этой истории шума никто из участников не ожидал, а до этого она производила впечатление почти гарантированно выигрышной: конечно же, никто не вступится за «слепую попрошайку», как Юлю постоянно называют в рядах защитников Виктории Павленко.
Но вернёмся, однако же, к хронологии.
Вечером того же дня волонтёр Татьяна, которую Виктория, по её словам, попросила позвонить по телефону с адресника, действительно звонит, но, узнав, что Юля пишет заявление в полицию и испугавшись, сообщает (внимание!) НЕ о находке собаки, а О НАХОДКЕ ОШЕЙНИКА С ТЕЛЕФОНОМ. В интервью Metro от 10 августа Татьяна в этом признаётся:
– Этим же вечером я позвонила по номеру, указанному на ошейнике, – признаётся она. – Ответив, мне сказали, что хозяйка написала заявление о краже собаки, и я испугалась, побоялась, что меня сделают крайней. Поэтому сказала, что нашла только ошейник с адресником. Это наверное самая большая моя ошибка. А на следующий день началась такая шумиха, что я вообще не знала как мне её вернуть.
Телефон Татьяны потом в течение длительного времени оказывается выключенным.
31 июля появляется объявление некоей Светланы о найденном в Ступино на помойке палевом лабрадоре-девочке. 31 июля же вечером я лично разговариваю со Светланой, мы сличаем приметы и у нас не сходится: Светлана уверяет меня, что чипа в ветклинике не нашли, и рассказывает про шов от недавней (по её словам – год-полтора) операции по стерилизации, что в случае с Дианой не подходит по срокам. Тем не менее, 1 августа (а не 31 июля, как пишут со слов Павленко знатоки-хроникёры), Юля едет в Ступино, где ей показывают другую собаку.
По поводу этого эпизода два замечания.
Замечание первое: всем, кто обсуждает вопрос про то, что Юле «пытались вернуть её собаку, а она не узнавала», хочу предложить ознакомится с точным значением глагола «вернуть» и подумать, можно ли назвать «попыткой вернуть» Диану размещённое объявление о найденном на помойке лабрадоре (при том, что в той же статье в Metro цитируются слова Светланы: «Собаку мне привезла Татьяна из фонда помощи “Ретривер-команда”» - то есть информация заведомо ложная) и приглашение слепой хозяйке опознать свою собаку. На мой взгляд, это – верх цинизма. Вернуть в данном случае означало бы поехать к Юле и вручить ей с извинениями Диану в амуниции и ошейнике.
Кстати, где находятся в настоящее время амуниция и ошейник, до сих пор не ясно. Зато, как пояснил адвокат Юли, известно, что, передав Диану, Вика забрала амуницию с собой, сделала подробную фотосъёмку этой амуниции и на допросе сообщила, что амуниция хранится у неё дома, но при обыске она не была обнаружена.
Замечание второе: следует иметь в виду, что данное объявление было не единственным в нашей тогдашней жизни, параллельно поступали разные звонки, содержащие информацию, требующую проверки, более того, нас периодически намеренно наводили на ложные следы, называя фамилии и адреса, которые надо было проверять. Это тоже следует учитывать при оценке данной ситуации. Кроме того, это было уже не первое опознание найденного лабрадора, а каждый, кто имеет сердце, может догадаться, чего каждая такая неудача стоила Юле в те дни.
Предполагаю, однако, что и здесь был элементарный расчёт на то, что Юля обознается и признает своей другую собаку, а Дианой и её амуницией в этом случае можно будет распорядиться по первоначальному плану.
Из тоже потрясающего: с начала поисков Виктория Павленко присоединяется к созданной мною в FB группе «Мы ищем Диану» - и МОЛЧИТ. Видимо, просто для того, чтобы не выпускать из-под контроля текущее направление поисков.
5 августа по номеру телефона, с которого звонили о найденном ошейнике, удаётся установить координаты Татьяны, и Юля в сопровождении полиции туда едет, но Дианы среди собак, которые там обнаруживаются, нет.
И только 6 августа оперативно-розыскными мероприятиями удаётся наконец обнаружить Диану. На опознание едет кинолог Дианы Елена Карлова, чип, мигрировавший под кожей собаки, удаётся обнаружить, и Юля после недели кромешного кошмара воссоединяется с Дианой.
И только 8 августа Виктория Павленко даёт интервью каналу «360º. Подмосковье», в котором пытается рассказать свою версию событий – как мы видим, не очень соответствующую известным нам фактам.
За прошедшие с этих событий почти три месяца защитницы Виктории Павленко приложили массу усилий для того, чтобы превратить жизнь Юли в ад – реальный и виртуальный. Из под Дианы выдёргивали коврик и фотографировали собаку, сидящую на асфальте без коврика, за Юлей следили, в суде Юлю и её адвоката оскорбляли и угрожали, так что пришлось даже вызвать полицию и написать заявление. Испугавшаяся дама час провела в туалете и крайне расстраивалась, что, оказывается, за угрозы надо отвечать. В сети оскорбления лились рекой, активисты зоозащитного движения не знали берегов и сами себе противоречили. Так, 10 августа в комментариях к моему статусу в ФБ одна из активисток возмущалась, почему собака-поводырь бегала одна и без намордника, а уже в сентябре она же столь же искренне возмущалась тем, что на Диане намордник, по её мнению, категорически не положенный по статусу собаке-поводырю.
Все эти почти три месяца у меня не проходит ощущение, что эти люди живут в перевёрнутом мире. Потому что иного объяснения этим попыткам вывернуть факты наизнанку, облить грязью пострадавшую сторону в надежде таким образом обелить поступок, не укладывающийся в голове у нормального человека, лёгкости, с которой люди пересказывают услышанное в многократных пересказах с умным видом очевидцев, я найти не могу.
Простите, ребята, но мир не будет вместе с вами ходить вниз головой.
Tags: актуальное, ссылки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →