Квакль-бродякль (kvakl_brodakl) wrote,
Квакль-бродякль
kvakl_brodakl

Categories:

Курс литературы или пособие по морали и патриотизму?

Вокруг уже некоторое время обсуждают новость про подготовку единого учебника по литературе (истории-то, понятно, мало, так что без нас никак).
Сначала обсуждали, кого допустят к обсуждению. Потом некоторые коллеги-лингвисты (не будем показывать пальцем) предлагали, кого бы из программы под это дело выкинуть. И вот теперь говорят, что концепция-то уже разработана.
Удивительное дело: четверть века назад мы избавились от единственно верной направляющей идеологии, но, судя по всему, жить в многоголосии мира так и не научились. Как-то всё-таки проще, когда взгляд один: не надо думать, не надо разбираться в системах аргументации, не надо анализировать факты. Записал, выучил - и в дамках.
Я и без единого учебника каждый год на первом курсе сталкиваюсь с тем, что разные взгляды и концепции представляют для вчерашних школьников большую проблему. А возникают эти разные взгляды сплошь и рядом - от фонетики до древнерусской литературы. И хотя на занятиях по "Слову о полку Игореве" мои студенты довольно быстро привыкают начинать ответ на вопрос словами: "По этому поводу есть несколько версий...", но всё равно часто оказывается, что - сознательно или подсознательно - они ищут одну, которая была бы правильной. Не "для себя" правильной - но той, которую можно предъявить мне, преподавателю и экзаменатору, и получить пятёрку в зачётку.
Единый учебник по истории приведёт к тому, что снова (надеюсь, на какое-то время, но от этого не сильно легче) актуализируется определение М.Н.Покровского "История - это политика, опрокинутая в прошлое". Надо ли объяснять, насколько это повредит исторической науке?
Литература - материал ещё более неоднозначный. Литературоведение - для меня - не только (да и не столько) наука, сколько искусство интерпретации. По-настоящему талантливый текст всегда оказывается глубже того, что вложил в него автор, отзывается на новые обстоятельства новым же звучанием, может повернуться к следующему поколению читателей какими-то доселе неведомыми сторонами. Перечитайте сегодня Салтыкова-Щедрина (пока его не исключили из "единой программы" за вредность) - лет пятнадцать назад эти же тексты совсем не так звучали. Что уж говорить о психологической прозе. Да и о любовной лирике.
Теперь мы снова решили, что литература должна воспитывать. Люди моего поколения хорошо помнят, как это было - и какое тошнотворное послевкусие оставалось после всех этих "лучей света", "тёмных царств" и "Львов Толстых как зеркал русской революции". Я хорошо помню, как, получив четвёрку за медальное сочинение на тему "Нравственные проблемы современной советской литературы" за идеологически невыдержанное раскрытие темы в 1988-м году, я услышала от учительницы литературы шипение: "Надо было про Пушкина писать, зачем ты взяла спорную тему и неоднозначные тексты?! Дура!!!" Ей, конечно, - как литераторше, завучу и парторгу школы - было обидно за медальную статистику, а я этой четвёркой гордилась несказанно: в мои 16 мне казалось, что я эдакий гордый борец с режимом и одновременно трагическая жертва этой борьбы.
Люди старшего поколения хорошо помнят, как на филфаках студенты уходили от идеологической коньюнктуры в древники - общественную карьеру не сделаешь, но здравость рассудка есть шанс сохранить. Теперь у нас духовные скрепы в тренде, боюсь, и там не спастись...
Но вообще-то я опасаюсь за программу. Если исходить из того, что "в 16 лет у человека должно быть сформированное представление о моральных ценностях, в соответствии с которыми он и определяет отношение к семье, детям, старикам" (Павел Пожигайло, председатель комиссии по культуре и сохранению историко-культурного наследия Общественной палаты) - то я вообще не очень понимаю, какие именно тексты туда войдут. Помню, как-то студенты посетовали на коллегу, которая сообщила, что "Москва - Петушки" - плохое литературное произведение, потому что "разве вы хотели бы себе такого мужа?" Я тогда заметила, что с этой точки зрения в русской литературе вообще сложно найти хорошие тексты. Мы посмеялись, с тех пор коллега уже некоторое время как на пенсии, но вот дело её, похоже, как раз процветает.
А с другой стороны - особенно в контексте идеи о том, что "не надо перегружать школьную программу громоздкими произведениями, которые школьники не в состоянии понять", - чего проще? Стихотворение Лермонтова "Родина" редуцируется до "Люблю Россию я" (ибо продолжение уже попахивает пресловутыми "двойными стандартами"), из Ахматовой остаётся трёхстишие "Нет! и не под чуждым небосводом и не под защитой чуждых крыл - Я была тогда с моим народом" (а вот это вот дальше "к несчастью" - не надо, не стóит, зачем это, право), литература воспринимается сквозь призму привычного твиттер-формата - и всё хорошо.
Или вот тут, помнится, некоторое время назад некие писатели хотели вернуть госзаказ на литературные произведения. Заказать, оплатить - и воспитывать. А то и правда, читаем какую-то чепуху двухвековой давности.
Я даже больше скажу: если эту идею хотя бы частично перенести в вуз, то только представьте, насколько сократятся списки обязательной литературы на филфаках и с каким облегчением вздохнёт новое поколение студентов.
Радует только одно: когда-то в ранней юности я начинала с того, что перепечатывала на пишущей машинке Бродского в пяти экземплярах на папиросной бумаге, теперь же всё-таки есть надежда, что программы, блокирующие запреты Роскомнадзора, позволят мне закончить жизнь, читая то, что окажется за пределами рекомендованного к чтению добропорядочным российским гражданам депутатами и общественнопалатниками. Да и то: хоть от технического-то прогресса должна же быть польза гуманитарию...
Tags: актуальное, ссылки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 81 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →