?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Книга Джонатана Фоера "Жутко громко и запредельно близко" читалась долго и трудно: с одной стороны, обстоятельства моей нынешней жизни не располагают к интенсивному чтению, с другой - текст непростой, вязкий и отчасти даже муторный, но в то же время затягивающий, не отпускающий, заставляющий к себе возвращаться и таки дочитать до конца.
Текст, в котором история мальчика Оскара, потерявшего отца во время катастрофы 11.09.2001, переплетается с историей его бабушки и дедушки, рассказывает о том, что жизнь - это прежде всего осложнённая коммуникация, причём причины этой сложности могут быть как объективные (один из ярких эпизодов, когда герой, который не говорит, а пишет слова на бумаге, адресует их женщине, которая их практически не различает), так и субъективные (отец всю жизнь пишет письма своему сыну, но так и не отправляет их). В результате получается, что самое трудное - успеть сказать главное самым близким людям и/или суметь услышать это главное от самых близких людей. Это не всегда получается, но к этому всё-таки стоит стремиться.
Я вырвал эти страницы. Я сложил их в обратном порядке: последнюю — сначала, первую — в конце. Когда я их пролистал, получилось, что человек не падает, а взлетает. Если бы у меня еще были снимки, он мог бы влететь в окно, внутрь здания, и дым бы всосался в брешь, из которой бы вылетел самолет. Папа записал бы свои сообщения задом наперед, пока бы они не стерлись, а самолет бы долетел задом наперед до самого Бостона. Лифт привез бы его на первый этаж, и перед выходом он нажал бы на последний. Пятясь, он вошел бы в метро, и метро поехало бы задом назад, до нашей остановки. Пятясь, папа прошел бы через турникет, убрал бы в карман магнитную карту и попятился бы домой, читая на ходу «Нью-Йорк Таймc» справа налево. Он бы выплюнул кофе в кружку, загрязнил зубной щеткой зубы и нанес бритвой щетину на лицо. Он бы лег в постель, и будильник прозвенел бы задом наперед, и сон бы ему приснился от конца к началу. Потом бы он встал в конце вечера перед наихудшим днем и припятился в мою комнату, насвистывая I am the Walrus задом наперед. Он нырнул бы ко мне в кровать. Мы бы смотрели на фальшивые звезды, мерцавшие под нашими взглядами. Я бы сказал: «Ничего» задом наперед. Он бы сказал: «Что, старина?» задом наперед. Я бы сказал: «Пап?» задом наперед, и это прозвучало бы, как обычное «Пап». Он рассказал бы мне про Шестой округ, начав с консервной банки с голосом и закончив началом, от «Я тебя люблю» до «В давние времена»…
Нам бы ничего не угрожало.

Жизнь нельзя отмотать обратно, хотя часто мы именно это и пытаемся сделать. В жизни нельзя обнаружить то, чего в ней нет. Каждый наш поступок оставляет след не только в наших сердцах, но и в душах тех, кто оказался с нами рядом. Оскар ищет отца, разгадывая тайну ключа, случайно оказавшегося в вазе, стоящей на полке, и цепь случайных встреч знакомит его с самыми разными людьми, каждый из которых приводит его к себе - и тем самым и к отцу, но не в обычном, линейном пространстве, а скорее в системе координат внутреннего мира человеческой души.
И дед, не успевший вернуться к сыну, возвращается к внуку, и их встреча внешне случайна, но внутренне неизбежна и закономерна. В отличие от разлуки и смерти, противоречащих естественному ходу вещей.
Мир человеческих отношений всегда шире двух вариантов ответа, которые можно написать на ладонях, чтобы использовать на все случаи жизни. Для них и в самом деле нужна запредельно бесконечная тетрадь...
***
А ещё я впервые в жизни напрочь забыла, что интернет у меня оплачен до сегодняшнего вечера (вот как оно бывает, если платить сразу за полгода, но в этом случае седьмой месяц бесплатно), и если бы Гош про это не вспомнил, то праздники мы провели бы вне новостей и трудов :-).

Метки:

Profile

Рабочее
kvakl_brodakl
Квакль-бродякль
Филфак МГУ

Latest Month

Апрель 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Мои стихи и проза

Разработано LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek