Квакль-бродякль (kvakl_brodakl) wrote,
Квакль-бродякль
kvakl_brodakl

Category:

"Географ глобус пропил"

Сходили с подругой на "Географа". Долго мечтали, ждали с большим нетерпением. И, признаться, довольно сильно разочарованы. Сравнение фильма с книгой редко бывает в пользу фильма, но в некоторых случаях удаётся абстрагироваться от книги и получить удовольствие от фильма как такового. Для этого режиссёру обычно достаточно, что-то упрощая, что-то сокращая, что-то уплотняя, сохранить основные координаты текста. Фильм Алексея Велединского, на мой взгляд, просто не о том, о чём роман Алексея Иванова.
Хотя, для начала, наверное, стóит признать, что кульминационная сцена с порогом снята просто великолепно. И сам проход порога, и реакция героя, и то, как кадры сменяют друг друга, - на мой взгляд, всё абсолютно безупречно. За это, наверное, можно было бы многое простить, но получается плохо.
Стóит также отметить, что Константин Хабенский играет замечательно. Даже, наверное, нужно сказать, что он пытается играть Служкина таким, каким он описан в романе, - настолько, насколько ему позволяют это режиссёр и сценарий.
Дело даже не в том, чтó именно осталось за пределами кадра. Это, кажется, незбежно, хотя всё-таки есть ключевые моменты. Если превратить три класса в один и ему адресовать пронзительный монолог Хабенского-Служкина об отсутствии самоуважения, то остаётся совершенно неясным, зачем же он берёт этих ребят в поход: видимо, именно поэтому в карты они с Градусовым играют на исполнение этого обещания. Если свести конфликт с Градусовым к ряду пререканий и испорченной тряпке и опустить эпизод, когда Градусов приходит проситься в поход, то одна из самых прекрасных линий романа предстаёт вывернутой наизнанку и Градусов самоутверждается за счёт смиряющегося Служкина (особенно ярко это проявляется в отсутствующей в романе сцене с возвращением Служкина с катамараном и десятикратным повторением утверждения "Я - бивень!"). Если свести все сложные и запутанные отношения героя с жизнью к любовному многоугольнику, то зритель воспримет героя скорее как импотента-неудачника, не задумавшись над кризисом среднего возраста представителя потерянного (или потерявшегося) поколения. Роман Алексея Ивановна - психологическая, а не бытовая драма. Он про человека, запутавшегося не в отношениях с женщинами, а в своей жизни, причём запутавшегося давно (и поэтому в романе есть отступления, когда Служкин рассказывает о своих школьных годах), частично - по причинам личного, частично - общего характера, как представитель поколения, выросшего на переломе эпох и с этим переломом ни в себе, ни вне себя толком не справляющегося.
Но, повторюсь, дело даже не в этом. Дело в том, что искажена вся человеческая перспектива романа: в части отношения Служкина со школьниками. О том, что ему на них наплевать, он им в фильме громогласно заявляет, а о том, что они ему далеко не безразличны (как и - в итоге - он им), о том, что свою задачу он видит в том, чтобы, столкнув их с жизнью, с обстоятельствами, с красотой природы (идущей в фильме фоном, прекрасной картинкой, а в романе мы видим, как столкновение с первозданной красотой меняет "отцов"), с историей родной земли, заставить стать другими, очеловечить, как бы ничего для этого не делая, как бы устраняясь, как бы нарочно "выходя из игры" - заставить их "пройти порог", причём совершенно самостоятельно - обо всём этом не сказано и ничего этого, фактически, и не показано. В романе Служкин не только пьёт и валяется без памяти, но и читает детям стихи собственного сочинения (достаточно вспомнить хотя бы пронзительное "Дальний путь. Серый дождь над росстанью. Как-нибудь беды перемелются..."), водит их смотреть пещеры и заброшенные церкви, рассказывает предания про сплавщиков. И на протяжении года дети, чувствуя всё это, начинают его понимать: непутёвого, неправильного, непедагогичного. Понимать, принимать и даже любить, хотя и по-разному. И именно поэтому - в романе - он так выигрывает в читательском восприятии у "как бы правильных" героев (отчасти об этом говорит Маша, про Угрозу Борисовну всё и так очевидно). В фильме же ничего этого нет. Кроме, повторюсь, прохода порога - который, как и многое другое, выпав из контекста, становится просто яркой action-сценой, и не более того.
Именно поэтому у фильма по сравнению с книгой принципиально иной финал. У "отцов" из романа просто не могло остаться единственным впечатлением от похода любительское видео "Овечкин Production" с набором "антипедагогических" поступков Служкина и песенкой "его же посадят за мёртвых детей". Потому что это было бы чётким свидетельством того, что порог не пройден.
В случае фильма - не пройден, кажется, не детьми, а режиссёром и сценаристом...
Tags: фильмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →