Квакль-бродякль (kvakl_brodakl) wrote,
Квакль-бродякль
kvakl_brodakl

Ещё раз про Ехо

Обнаружила, что "Лабиринты Ехо" в далёком 2008-м оказались недочитанными (то-то ряд подробностей "Хроник", мыслившихся очевидными, вызывали у меня лишь недоумение), и завершила своё образование "Болтливым мертвецом" и "Лабиринтом Мёнина". Не могу удержаться от обобщений :).
В том далёком и нелёгком 2008-м мир Макса Фрая оказался как нельзя кстати. Не только потому, что отвлёк меня сначала от ожидания непростой операции, а потом - от концентрации на физиологических ощущениях от её последствий - с этим замечательно справлялись мои друзья. А главным образом потому, что постепено открывавшийся мне Ехо вместе с его обитателями в тот момент стал как нельзя более прекрасным зеркалом, символико-метафорически отразившим для меня мою собственную жизнь со всей её метафизикой. Ну что тут поделаешь: кто-то узнаёт себя в героинях сериалов или детективных романов, я же всегда отличалась экстравагантностью.
Казалось бы, всё банально до безобразия: есть жизнь, в которой всё время что-то случается, и есть крутые парни, которые всё время спасают всех. Однако, в отличие от голливудского боевикастого стереотипа, у Макса Фрая главным становится другое: те изменения, которые происходят во внутреннем мире героев под влиянием специфических внешних обстоятельств. Максу постепенно открывается его судьба (причём в "Хрониках" мы узнаём, что она точно так же постепенно открывалась и Кеттарийскому Охотнику Чиффе, ставшему Почтеннейшим Начальником Тайного Сыска, и Безумному Рыбнику, превратившемуся в безупречного сэра Шурфа Лонли-Локли, и остальным). Наш герой - не игрушка в её руках, но и не её повелитель - методом проб и ошибок, взлётов и падений приходит к самому себе, открывает себя для себя, узнаёт себя в себе, меняясь на наших глазах и в то же время оставаясь верным самому себе.
Очень понравился рассказ про Книгу Огненных Страниц - то, что для героя оказалось смертельно опасным наваждением, в нашей жизни случается сплошь и рядом. Реальность и правда слишком хрупка и в любых отношениях граница между человеком, которого ты знаешь, и тем, о существовании которого ты даже не подозреваешь, бывает слишком непрочной. Мне много раз в жизни казалось, что я хорошо знаю тех, кто со мной рядом, а потом оказывалось, что это либо не совсем так, либо совсем не так. Привязанностей это не отменяет, но метафора страниц, которые сгорают по одной или даже по несколько сразу, диво как хороша.
Совершенно потрясающ финал: вот уж, действительно, чрезвычайной красоты узел, связывающий всё воедино: наш мир, мир Ехо и мир литературного произведения, в котором мы читаем про Ехо и таким образом гарантируем ему прочность бытия.
Но больше всего меня поразил один эпизод. В Тихом городе вроде бы смирившийся с судьбой Макс проживает день за днём так, что каждый из них похож на предыдущий, пока однажды не обращает внимание на своё отражение в зеркале:
- Ага, вот он, враг, - вслух сказал я, упиваясь нелепостью своего озарения.
Бросил книги, поднялся с пола, подошёл к зеркалу и внимательно уставился на собственную физиономию.
Кажется, тихая сытая жизнь не пошла мне на пользу: щёки изрядно округлились, это было заметно даже под многодневной щетиной; в линии рта появилась какая-то неприятная слабинка. Хуже всего дело обстояло с глазами: они стали серо-зелёными, как у сытого кота, и тусклыми, как у всякого довольного жизнью обывателя.

И чуть дальше:
Мне хотелось плакать. Я знал, что больше никогда не увижу Альфу. Но и смеяться мне тоже хотелось, потому что я твёрдо решил, что больше никогда не увижу в зеркале сонные сытые глаза мёртвого сэра Макса. Всё, что угодно, только не это!
Вот и правда, вот и про себя скажу: всё, что угодно, только не это...
Tags: книжки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments