Квакль-бродякль (kvakl_brodakl) wrote,
Квакль-бродякль
kvakl_brodakl

Category:

Дмитрий Быков. Остромов, или Ученик чародея

Пока Одиссей плавал, Итака тоже не стояла на месте. Он вернулся,
острова нет. Теперь обоих носит по морю, пересечься невозможно.

- Ну да, да, - кивнул старец. - А стекло светлейших
Лопухиных, на гербе крылатый дракон с лентами, видите?
- Не Лопухиных, - вступила величавая старуха. -
Это Пестеревы, и не дракон, а лебедь.
Старик посмотрел на неё высокомерно.
- Я в некотором роде геральдик, - сказал он ровно.
- Ну-с, а я в некотором роде Пестерева, - сказала старуха.
Этого крыть было нечем.

...громче и яростней всех орал на допросах бывший столяр, часто
вызывал её ночью и то кричал, то ругался и жаловался на свою жизнь,
и когда она однажды спросила, неужели не помогает коммунизм, -
ответил гениально: "Коммунизм хорош днём, тётка, ночью нет коммунизма".


Дмитрий Быков. Остромов, или Ученик чародея.

Всю первую половину книжки я никак не могла понять, что общего у этого романа и у "Орфографии" с "Оправданием", когда-то мне чрезвычайно понравившимся (связь между "Остромовым" и "Орфографией", напротив, видна практически сразу). И даже думала, что, пожалуй, расположу их по убыванию: "Оправдание" чрезвычайно нравилось мне где-то до половины, "Орфография" просто нравилась, особенно - отдельными фрагментами, "Остромов" же местами казался страшно скучным, тяготил изобилием заумных разговоров, отвлекавших от главного (хотя какой русский роман, Боже мой, обходится без длинных разговоров) и казался слишком надуманным. Но тут как раз примерно с середины (эффект, обратный впечатлению от "Оправдания") всё стало цельным и гармоничным, начало перекликаться между собой и увлекло в таинственно-туманную даль, где исчезает граница между текстом и реальностью.
И, как всегда, удивительно тонко выписаны отдельные сцены. Потрясающ эпизод прощания Нади Жуковской со "старцами" перед ссылкой, например. Вообще, Надя - образ очень сильный и, возможно, не менее важный, чем фигуры Остромова и Дани Галицкого (хотя в финале она озадачивает почти так же - хотя и совершенно иначе - как Наташа Ростова), вытесняющие её на второй план, возможно, чтобы не с такой предельной остротой ставить проблему вины и предательства - выбора в отсутстве выбора.
P.S. А то, что все три романа начинаются на "О", я, как всегда, заметила позже всего...
Tags: книжки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments