Квакль-бродякль (kvakl_brodakl) wrote,
Квакль-бродякль
kvakl_brodakl

Categories:

Квакль и библиотека. Новое эпическое повествование из жизни кваклей

Однажды Квакля неожиданно посетила мысль о том, что надо что-то менять в жизни. Ему вдруг остро захотелось оставить всё бренное, суетное и обыденное и обратиться к вечному и непреходящему - к знаниям. На пути к ближайшему источнику знаний, однако, обнаружилось досадное препятствие - три месяца назад истёк срок действия кваклевского читательского билета, открывающего ему доступ к сокровищам Научной библиотеки Московского университета.
Квакль тут же преисполнился решимости преодолеть возникшие трудности. Первым шагом на пути осуществления задуманного плана стал визит в абонементы первого гума - надо было получить заветные штампики о том, что Квакль является добропорядочным читателем и не задолжал родному университету полтора десятка ценнейших и редчайших изданий. По ходу проставления штампиков - ибо Квакль действительно был вполне добропорядочным читателем - выяснилось, что дальше Кваклю следует направить свои перепончатые лапы в новое здание Научной библиотеки МГУ (оно же - Интеллектуальный центр), где он сможет получить пластиковую карточку, открывающую ему доступ... впрочем, это я уже говорила.
- А потом снова к вам? - решил уточнить Квакль.
- А Вы хотите у нас брать книги? - вопросом на вопрос ответили Кваклю. - Тогда мы должны Вас предупредить...
- Что книжек Вам не дадим? - Квакль казался сам себе верхом остроумия.
- Да, - удивилась сотрудница библиотеки. - А как Вы догадались.
- Как не дадим??? - неподдельно изумился Квакль.
- Дело в том, что наш отдел учебной литературы преподавателей временно не обслуживает...
Отвлекаясь от Квакля, я должна сказать вам, господа, что, по здравом размышлении, я считаю это решение правильным. Ведь кто такой преподаватель, спрошу я вас. Всем известно, что преподаватель - это совершенно замотанное на трёх работах и десяти подработках существо, которому просто некогда что бы то ни было читать подобает СОЗДАВАТЬ учебную литературу, а не ЧИТАТЬ её!!! Не студенты ведь уже и даже не аспиранты, право слово... Пишите учебники, господа, пишите учебники. И не отвлекайтесь!
Однако вернёмся к нашему Кваклю. История нелицеприятно свидетельствует, что Квакль никогда не умел делать выводы из происходящего. Поэтому его порыв не прошёл: Квакль таки устремился к новому зданию Научной библиотеки МГУ под покровом сгущающейся ночной темноты.
В воздухе висел влажный туман, скрывавший шпиль Главного здания начиная примерно с десятого этажа. Лучи прожекторов образовывали в мокрой взвеси причудливый фантасмагорический рисунок. Свет жёлтых фонарей отражался от мокрого асфальта. В бассейне выключенного фонтана сиротливо лежали окурки. Подземный переход к Интеллектуальному центру, широкий, как три Третьих транспортных кольца, встретил Квакля пустынной гулкостью греческого пифоса, ещё не треснувшего в неприветливой земле. Квакль был опытен и хорошо знал, что не надо ломиться в закрытые парадные двери библиотеки: вход находится не там, а в левом крыле, а тем, кто не догадается об этом, не стоит и пытаться ходить зачем-то в библиотеку.
Впрочем, надо сказать, что Квакль не очень внимательно смотрел по сторонам, ибо его чрезвычайно занимали две важные мысли. Во-первых, ему было крайне интересно, фотографируют ли на пластиковую карточку в Научной библиотеке МГУ столь же совершенно, как в Ленинке, поскольку на свой билет в главную библиотеку страны Квакль уже давно не мог смотреть без слёз и глубочайшей жалости к себе. Во-вторых, Квакль был сосредоточен на том, чтобы, вступая в святая святых, не забыть выложить из сумки роман Владимира Маканина, поскольку ещё отчётливо помнил, как на целый месяц был лишён права пользоваться Ленинкой за попытку вынести из Отдела рукописей XI-XVIII веков принадлежащий ему (то есть Кваклю, а вовсе не отделу) роман Владимира (совпадение?) Набокова. Впрочем, я, кажется, опять отвлеклась. Итак, мы оставили нашего Квакля открывающим заветную дверь.
За заветной дверью сидел охранник, приветливо сообщивший Кваклю, что сегодня в нужном отделе санитарный день.
Закрыв за собой заветную дверь, Квакль увидел прямо перед собой грустную спину памятника Ивану Ивановичу Шувалову.
- Санитарный день, Иван Иванович, - зачем-то сообщил Квакль памятнику. - Завтра с одиннадцати...
- Санитарный день, - подтверждая, кивнул головой Шувалов. - Сижу вот, жду...
Народная тропа к метро заросла закончилась метров через двести от библиотеки. За недружелюбным серым забором строители с солнечного юга возводили чудо современной архитектуры - очередной новый учебный корпус Московского университета.
На перепончатые лапы налипала московская жидкая грязь. Декабрь в столице вступал в свои права.
Tags: кваклевское эпическое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →