Квакль-бродякль (kvakl_brodakl) wrote,
Квакль-бродякль
kvakl_brodakl

Category:

Университет будущего или будущее университета?

С одной стороны, долгожданный указ об автономии Московского и Санкт-Петербургского университетов, который должен был подписать ещё предыдущий президент весной, а подписал нынешний и осенью, - вроде бы, яркий показатель того, что мы победили. С другой стороны, настойчивые разговоры о сокращении штатов и изменении условий оплаты труда, кажется, говорят о том, что мы всё-таки проиграли.
Вряд ли для кого-то секрет, что указ об автономии всего лишь закрепляет сложившуюся фактически ситуацию. Отличие университетских учебных планов от стандартов всегда имело место и воспринималось как нечто не только неизбежное, но и даже должное. У нас всегда было больше учебных часов в неделю, чем это положено по стандарту, больше учебных дисциплин в семестре, чем это положено по стандарту, больше предметов из блока профессиональных дисциплин и меньше - из блока общегуманитарных и социально-экономических, чем это положено по стандарту. Да, периодически возникали попытки так или иначе убедить нас соответствовать этому самому стандарту, но отличия всё равно сохранялись. И даже руководство нашего учебно-методического объединения, которое разрабатывает эти самые стандарты по нашей специальности, на мой вопль после очередной попытки заставить нас влезть в стандарт целиком и полностью: "Как же вы их так писали???" - с улыбкой отвечало: "Но мы ведь писали их не для Московского университета". И все это понимали и в конечном счёте признавали.
В то же время вряд ли для кого-то секрет, что университетские преподаватели получают не очень большие зарплаты. Да, конечно, по сравнению с большим количеством вузов, в которых преподаватели получают "голый" оклад по безвременно почившей (или ещё нет?) ЕТС, у нас ситуация лучше. Но целый ряд факультетов уже столкнулся с ситуацией оттока молодых кадров именно по финансовым причинам. Тем не менее, пока удавалось поддерживать ситуацию на довольно стабильном уровне. Пока удавалось...
Разговоры про сокращение штатов ведутся у нас периодически с начала 1990-х годов, поэтому на моей памяти за почти 20 лет работы на факультете это уже не первый случай. Тем не менее, для меня это, пожалуй, - самое страшное из того, что может случиться. Мне рассказывали, как сокращение "по живому" происходило в Академии наук. Я могу себе представить, как это будет у нас. Люди очень меняются, когда речь идёт об угрозе их привычному положению. Это, конечно, не борьба за место в шлюпке на "Титанике", но что-то не очень далеко от неё отстоящее. Пересмотрите фильм, там всё очень хорошо показано.
Можно, конечно, сначала урезать доплаты, а потом, когда молодёжь и даже люди средних лет уволятся по собственному желанию, произвести сокращение опустевших ставок. Это, конечно, более гуманно. Но и в этом случае уйдут, как представляется, далеко не самые худшие...
Есть и ещё один болезненный момент. Как известно, существуют нормы педагогической нагрузки, согласно которым нагрузка преподавателя должна составлять 840 часов, доцента и старшего преподавателя - 720, профессора - 660. Как известно, лекционный семестровый курс составляет около 34 часов, годовой - 68 часов. То же самое с занятиями в группе. У меня обычно бывает 12 часов в неделю в течение учебного года. Это всего лишь 408 часов. При том, что 6 пар в неделю - это не так уж мало, как кажется, если учесть, что к занятиям надо готовиться, а не повторять из года в год одно и то же, читая пожелтевшие от времени наработки 10-летней давности. Да, остальные часы добираются курсовыми и дипломными, аспирантами и докторантами и т.д. Вот только у молодого преподавателя, который должен выработать 840 часов, пока ещё, как правило, нет ни дипломников, ни курсовых работ, не говоря уже о просто не положенных ему пока по статусу аспирантах. И остаётся только 100 часов за летний вступительный кошмар, а всё остальное изволь набирать "голосом", т.е. в аудитории. Получается 10 пар (20 часов) в неделю. Если речь идёт о практическом курсе иностранного языка, я могу себе это представить. А литературоведов, например, встречающихся с группой не 3-6 раз в неделю, как преподаватели иностранного языка, а только один раз, видимо, должно стать в штате существенно меньше.
Как это бывает, хорошо известно по провинциальным вузам. Там очень часто существует кафедра "истории русской и зарубежных литератур", на которой работают несколько человек, читающих всё "от Адама до Потсдама". Я таких людей повидала, когда пыталась сформировать штат кафедры в ЧФ. "А я, - говорит мне тётенька старше меня в два раза, - могу ВСЁ читать!!!" Директор повёлся и, несмотря на мои протесты, взял "универсального специалиста". Студенты взбунтовались на первых же неделях. Она тут на конференции не так давно выступала, доклад делала про некий английский роман. Выяснилось, что роман этот она в переводе на русский читала. Так что научная работа тоже на высоте. Ну да это я, кажется, отвлеклась.
Так вот: университетский принцип преподавания всегда включал в себя ту простую идею, что университетский преподаватель - это ещё и учёный, занимающийся совершенно конкретной областью знаний. Именно поэтому мне никогда не придёт в голову не то что читать лекции, но и вести семинары по русской литературе XIX-XX веков для студентов-филологов (несмотря на то, что я читаю лекции для абитуриентов и проверяю их сочинения, а если придётся - без всяких сетований и ощущения собственного непрофессионализма пойду работать в школу). Давать общее образование - это один разговор, а готовить профессионалов должны профессионалы. Так - правильно. А вот как у нас будет через некоторое время, я не знаю...
И последнее. В сложившейся ситуации, совершенно очевидно, всё будут решать деньги. В этих условиях, чтобы удержать работающих людей, факультеты будут обречены переводить в доплаты все имеющиеся средства. И окажется, что издавать книжки, проводить конференции и ездить в командировки уже будет просто не на что. И это тоже будет началом конца. Потому что человек, проедающий всю свою зарплату, лишён возможности развиваться (за исключением увеличения веса, разумеется). Этот же принцип действует и на уровне организации.
Можно развалить образование извне, например, при помощи ЕГЭ и Болонской системы. Но тогда всё-таки есть очень небольшой шанс, что люди объединятся и не пропустят какую-нибудь очередную "реформу". Или какой-нибудь сотый по счёту скандал с покупкой результатов "суперобъективного" ЕГЭ всё-таки всколыхнёт общественное мнение. Да и вообще - мало ли бывает случайностей.
А можно развалить образование изнутри. Можно заставить преподавателей передраться за то, чтобы сохранить свой статус сотрудника свободного университета, а оставшимся выдать талончик на определённое число посещений кормушки. Вот только узнаем ли мы университет после этого?
Tags: актуальное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments