December 19th, 2020

Я

"А в субботу, а в субботу..."

У нас сегодня было заключительное пленарное заседание VII Международной научной конференции "Русская литература XX-XXI веков как единый процесс: проблемы теории и методологии изучения", на котором у меня был доклад про жанровые эксперименты Бориса Акунина. Докладывала в основном про "Боха и Шельму", хотя вокруг было тоже всякое. Когда готовила доклад, в одном месте даже хотела сказать, что "всё это не имеет отношения к теме нашего доклада, поэтому не будем останавливаться на этом подробнее", но самоцензура велела удалить :-))).
Было очень душевно, доклады были очень разные по тематике, от Алексея Толстого, Маяковского и Платонова до Астафьева, "потерянного поколения" и нас с Акуниным, но больше всего мне понравился доклад выпускника филологического факультета, кандидата исторических наук и доктора географических наук Леонида Сергеевича Чекина о переводах (и проблеме переводимости) поэзии Зои Николаевны Ненлюмкиной на науканском языке: это было очень артистично, ярко и впечатляюще. А главное - я про всё это услышала вообще впервые в жизни!
По традиции, идущей от первых конференций, завершается мероприятие встречей с кем-то из современных писателей, и сегодня это был Сергей Шаргунов. Я, признаться, не знаток, но разговор получился довольно любопытный и очень живой, мне кажется, что и те, кто спрашивал, и те, кто просто слушал, и сам Сергей Александрович диалогом остались довольны.
Ну что: последний пункт в научный отчёт, и можно закрывать. Не Бог весть что в этом году, конечно, но могло ведь быть и хуже :-))).
Collapse )
Я

Мадлен Миллер. Цирцея

Второй роман Мадлен Миллер тоже читается на одном дыхании, хотя мне, признаюсь, всё-таки показался не настолько пронзительным, как "Песнь Ахилла".
"Цирцея" - история про волшебство, которое рождается из любви и ненависти. Про волшебство, которое меняет природу, в то же самое время проявляя настоящую внутреннюю суть. Это героиня окончательно понимает в самом конце: "Эти цветы сделали Сциллу чудовищем, хоть она лишь ехидничала, и всего-то. И Главк, можно сказать, стал чудовищем - божественная сущность вытеснила из него всё хорошее". Понимает тогда, когда решается применить волшебство на самой себе, чтобы навсегда соединиться с тем, кто стал ей дороже всего на свете, чтобы не его сделать своим, а самой стать - его.
А ещё это история про то, что война может настолько изменить героя, что он не сможет приспособиться к миру.
И про то, что судьба никогда не может быть предсказана до конца несмотря на то, что в мифах все предсказания сбываются очень точно. Потому что в каждом конце всегда есть какое-то новое начало.
Но, пожалуй, история про добычу хвоста Тригона особенно хороша.