January 13th, 2020

Я

Анатолий Брусникин. Беллона

Дочитала историческую трилогию Акунина-Брусникина. Третья часть - «Беллона» - посвящена Крымской войне и Севастополю (точнее, даже, наверное, наоборот - Севастополю и Крымской войне) и, в свою очередь, состоит из двух очень разных, на мой взгляд, романов.
«Фрегат “Беллона”» - вещь, несмотря на серьёзный трагизм, очень позитивная. Во многом это роман про то лучшее, что есть в людях: его иногда сразу и не видно, может даже показаться, что и нет его совсем, а оно есть и может проявиться именно тогда, когда совсем не ждёшь.
«Чёрная» - роман, который во многом воспринимается от противного, по контрасту, и потому кажется, что он - о худшем, что есть в людях, хотя он всего лишь о том, куда обычно приводят благие намерения. Лексу Бланку я категорически не могу симпатизировать при всём его несомненном фандоринско-акунинском обаянии: для меня, пожалуй, возможно, разделять страну и государство, но не на войне.
Реализуя идею о том, что «поражение обернётся для России поворотом к светлому будущему», Бланк вдруг понимает, что лишил тысячи людей какого бы то ни было будущего. Понимает, как это обычно бывает, уже слишком поздно, когда не только изменить и исправить, но даже и остановить ничего нельзя. Есть одна очень значимая грань, отделяющая Лекса не только от Платона Иноземцова или Аслан-Гирея, но даже от Веймарна или Реада, казалось бы, совершенно бездушно посылающих полк за полком на бессмысленный штурм во исполнение бессмысленного приказа, но в конце концов по очереди возглавляющих очередной из них, - все они платят своей жизнью, а Лекс - чужими. Герой, который дважды не может убить один на один человека, не ожидающего от него нападения, с лёгкостью распоряжается тысячами чужих судеб и жизней - и чем же тогда он лучше тех, кто точно так же делает это - с другой стороны?
И ненасытная богиня войны Беллона получит новую кровь...