May 9th, 2018

Рабочее

С днём Победы!

Ну что же, пожалуй, сегодня стало окончательно ясно, что гулять по Москве в этот день становится совершенно неинтересно. Много лет мы ходили петь к Большому театру и всегда было очень душевно, очень хорошо и очень значимо, что всё это происходит без помпы и официоза.
В 2015-м году там впервые поставили сцену, с которой внезапно пел в том числе и Кобзон, и стало понятно, что официоз подбирается и к этому месту. Правда, была смутная надежда, что это только по поводу юбилея. Оказалось, увы, что нет.
В 2016-м на Театральную начали не пускать до середины дня, так что народ первоначально начал петь у Новой сцены, колонки и официальная сцена продолжали быть, народ недоумевал, но был упорен в соблюдении традиций.
В 2017-м вы впервые вообще не попали на Театральную, съездили на Поклонку, там отчасти тоже пели хором, но там нам не понравилось: и энергетика, и качество исполнения были не те, да и не очень я люблю Поклонку.
В этом году, опять же, не пускали (где-то говорили то ли про пропуска, то ли про списки, где-то - что пускают только с детьми, при этом 14-летний ребёнок Васса, разумеется, ребёнком уже не считается), открыть обещали в семь вечера и что там происходило, мы так и не поняли. Кто знает, расскажите: где теперь поют те люди, которые всю жизнь пели в сквере Большого?
Догуляли до Сада Эрмитаж, где было два развлекательных мероприятия: полевая кухня, где раздавали овсянку (без очереди) и гречку (с огромной очередью) и рекламировали кашу и инста-конкурсы (в стилистике вступления в невидимые инстаграммные войска), и сцена, на которой был вроде как концерт странного качества и репертуара (вроде бы, военного, но уходили мы под "Лебединую верность" Мартынова, до этого был странноватый балетный номер про блокадный Ленинград).
Все подступы к Тверской перекрыты под Бессмертный полк (а ведь были времена, когда мы просто гуляли по Тверской в этот день).
И страшное, страшное количество военной формы на всех - девушках, парнях, детях, видели даже младенца в плащ-палатке.
Увы, очень жаль, что день памяти о великом подвиге и великой жертве превратился в торжество военизированного официоза.
Нам остаётся только помнить.
Мы сейчас хорошо видим, как хрупок этот мир.
Но пусть всё-таки никогда больше...
Collapse )