October 18th, 2016

Я за работой

"Да не будет уже впредь ему подобных!"

По вторникам у меня, как известно, много пар, а сегодня ещё и конференция, поэтому весть о том, что ректор МГУ моим именем поздравил тамбовского орловского губернатора с установкой памятника Ивану Грозному, а заодно и от меня же вписал правление Грозного в историю нашей многострадальной родины золотыми страницами (Боже, кто, кто писал этот текст?! вписываниие золотыми страницами, видит Бог, так же ужасно, как царь, сидящий на коне с крестом в одной руке и мечом в другой, мне интересно, скульптор вообще не в курсе про то, как правят лошадью? простите, отвлеклась!) мне стало известно между всеми этими мероприятиями, но осознать, признаться, получилось не сразу. Да я и сейчас не уверена, что получилось.
Дискуссии последних дней о том, достоин ли первый русский царь памятника, удивляют меня только одним: подменой предмета обсуждения. Идёт разговор о том, что он выиграл и что проиграл, что расширил и что утратил, какой ценой за всё это заплатила страна. Хотя очевидно, что к факту установки памятника всё это не имеет прямого отношения. То, какие мы ставим памятники (как и то, какие сносим), то, какие имена мы даём нашим улицам, мостам, станциям метро (как и то, какие снимаем с вывесок) говорит только и исключительно о нас и о том времени, в которое мы живём. Для того, чтобы прочитать месседж орловского губернатора (или Владимира Мединского, инициировавшего от возглавляемого им РВИО установку монстрообразного Владимира Святославича на Боровицкой площади), не надо быть историком и вникать в тонкости правления, ответ лежит в сфере вовсе не науки, но исключительно идеологии, а идеологические схемы предельно просты. В этих схемах Грозный прочитывается в категориях неограниченной власти, имперской идеи, страха как главного рычага внутренней и внешней политики, железной руки и жёсткого подавления любых форм инакомыслия. И совершенно очевидно, что актуализация этих категорий не случайна именно в наши дни (как очевидно и то, что установка памятника Владимиру Киевскому в Москве вряд ли была актуальна до 2014 года). А наиболее печально то, что моей стране это всё вместе взятое, увы, не сулит ничего хорошего в перспективе.
Так что я лично (разумеется, только и исключительно от своего имени) причин поздравлять орловское начальство со своевременым прогибом не вижу и скорее готова посочувствовать всем нам, ибо, как известно, "времена не выбирают, в них живут и умирают"...
В последнее дни многие цитируют самых разных историков, не удержусь и я от любимой цитаты из Николая Михайловича Карамзина: "Жизнь тирана есть бедствие для человечества, но его история всегда полезна для государей и народов: вселять омерзение ко злу есть вселять любовь к добродетели – и слава времени, когда вооруженный истиною дееписатель может в правлении самодержавном выставить на позор такого властителя, да не будет уже впредь ему подобных!" Это именно про Ивана Грозного, старательно вписываемого сейчас в историю ажно золотыми страницами.
Да не будет впредь уже ему подобных, Виктор Антонович!
Мне очень жаль, что Вы хотя бы не промолчали...