May 3rd, 2015

Улыбаясь

Владимир Конашевич и другие

Были в Отделе личных коллекций в ГМИИ на выставке книжной иллюстрации. Большая часть выставки - памятные с детства работы Владимира Конашевича, также представлена книжная графика Эрика Булатова, Олега Васильева, Ильи Кабакова и Виктора Пивоварова.
Правда, начинается выставка несколько неожиданно с иллюстраций к Атласу переливания крови, весьма натуралистических, надо сказать. Я даже пару раз спросила подругу, туда ли мы попали, пока не прочитала в середине зала, что и это тоже Конашевич. С другой стороны, книжная графика - к году литературы, переливание крови - к 70-летию Победы, всякое лыко в строку, как теперь и требуется.
Очень понравились не виданные раньше иллюстрации к восточным - японским и китайским - сказкам: совсем другой колорит, кажется, совсем другая рука.
- Да нет, - сказала мне на это подруга, - смотри, дерево такое же, только мохнатое не по-нашему.
В какой-то момент дошли до обложки книжки Сергея Михалкова "Пути-дороги".
- О! - говорю. - Михалков!
Подруга начинает читать название, рамка бликует.
- Путин - что?
Грохнули на весь зал, долго не могли остановиться.
Вышли, под начинающим накрапывать дождём дошли до бульвара, перекусили, решили прогуляться до Пушкинской. Перед Арбатской дождь усилился, пораздумывали, не свернуть ли в метро, но всё же решили - до Пушкинской. Пошли - и тут ливануло стеной. Ноги вдрызг мокрые, перед самым входом в метро подругу окатывает с ног до головы проезжающая машина.
Ну, впрочем, мы всегда так гуляем :).
Я

Борис Акунин. Планета Вода

Новый сборник фандоринского цикла Бориса Акунина (действие относится ко времени до "Чёрного города" и последствий смерти прекрасного героя не проясняет) я прочитала залпом за пару дней (как, впрочем, у меня обычно и бывает с этими книгами). Тем более что сегодня я довольно много времени провела в метро :).
В книге три произведения - "технократический детектив" "Планета Вода", "ностальгический детектив" "Парус одинокий" и "идиотический детектив" "Куда ж нам плыть?"
Автор, как это ему свойственно, играет и с жанрами, и с временем. Время действия первой повести - 1902-1903 гг., второй - 1906, третьей - 1912 год. В отношении Эраста Фандорина к происходящему в современной ему России (которую он по большей части наблюдает из-за границы) явно проскальзывает отношение автора к делам сегодняшним, а параллели и аналогии пожалуй что и удручают, не за этим же всё же мы берём в руки какой угодно детектив. В каждой из историй появляется носитель идеи сверхчеловека, который мыслит себя имеющим право распоряжаться чужими жизнями. В каждой из историй Фандорин ошибается, и ценой ошибки становятся чужие жизни...
Мир меняется, и не в лучшую сторону. Тем не менее, у героя - в отличие от читателя - остаётся надежда на лучшее и вера в прогресс.
Третья история заканчивается случайным столкновением Эраста Петровича Фандорина с деятелями Краковского совещания ЦК РСДРП.
И жестокой иронией звучит фраза Фандорина, обращённая к Ленину и Сталину:
- Болтуны - не по моей части. Я истребляю жестоких убийц.
А тем временем Борис Акунин обещает, что следующая книга про Фандорина станет в серии последней. И это - если это, конечно, не маркетинговый ход - как-то грустно. Мне истории про Эраста Петровича нравятся гораздо больше, чем про Древнюю Русь...