October 24th, 2013

Я в Крыму

Фридрих Горенштейн. Псалом

Прочитала "Псалом" Фридриха Горенштейна. Пребываю в большой озадаченности.
Для меня в книге чётко выделяются три составляющих: житейская, по-своему занимательная, хотя какая-то всё-таки слишком безысходная, философская, для меня всё-таки слишком... хм... неортодоксальная, и мистическая, которая завершается гомункулусами в колбе и не вызывает ничего, кроме отторжения. Вторая и третья превалируют над первой (не столько в количественном, сколько в качественном отношении, подчиняя её себе). Житейские истории - лишь притчи, долженствующие иллюстрировать основные положения доктрины, поэтому возникает ощущение, что их герои выхолощены до абсолютной идеи настолько, что зачастую почти что лишены плоти и крови (и это несмотря на то, что плотского в романе более чем достаточно, но и оно, при всей его физиологичности, - не более чем схема). И это при том, что многие из характеров - потенциально - достаточно яркие. Но, видимо, не случайно, нет ни одного персонажа, которому хотелось бы сочувствовать.
Есть ощущение, что от начала к концу жизнь уходит и из самого текста: опустошённый и безжизненный, он завершается гораздо невнятнее и путаннее, чем начинался. И всё это при том, что подтекстом всё время идёт библейский текст: вот уж ему-то жизни не занимать. Но всё-таки, кажется, недаром в первой части романа Господь говорит с героями устами пророков, а во второй лишь герои говорят словами пророков - между собой или сами с собой.
И всё-таки кажется, что автор слишком не любит людей...