March 25th, 2013

Я в Крыму

Андрей Дмитриев. Крестьянин и тинейджер

С удовольствием прочитала роман Андрея Дмитриева "Крестьянин и тинейджер".
Вот только финал озадачил.
Про Геру - прекрасно и замечательно. Всё, кажется, так и должно быть: и про мечту о новой жизни, и про взгляд стрекозы, и - пунктиром, в ещё не начавшемся будущем - танковая колонна перед горным туннелем.
Отличная сцена с бабьим плачем, перемежающимся бытовым разговором. Великолепная - с родительским окном, в которое Гера заглядывает - и не заходит в квартиру.
Но вот всё-таки Панюков-то? Ведь не разминулись, а зачем-то должны были встретиться - но встретились уже за рамками текста. Оба - с надеждой на новую жизнь, которая обоим не суждена. Оба - на трагическом повороте рухнувшей судьбы. Такие разные, соединённые почти против воли, чужие друг другу (недаром Гера думает о том, что надо научиться разговаривать с Панюковым, а Панюков в своей записке больше всего ломает голову над тем, как обратиться к Гере и как подписаться - неожиданным именем Абакум или всё же фамилией), но в то же время друг с другом связанные - заголовком, сюжетом, судьбой. В известной степени тем, что они - "третьи лишние" в таких разных любовных треугольниках, что мысль об их подобии приходит в голову не сразу.
И вот у одного - неясный пунктир, а у другого - пустота...

А вот "Икс" Быкова совсем не понравился, признаться.

А на работе сегодня был страшный холод...