July 1st, 2012

Я

Алексей Маврин (Иванов). Псоглавцы

Не без интереса прочитала новый роман Алексея Иванова (опубликованный, правда, под маской писателя-дебютанта Алексея Маврина). Неоднократно возникало ощущение, что автор пытается объединить бытописательство "Географа" или "Общаги-на-крови" с мистикой "Золота бунта" или "Сердца Пармы". Не скажу, что этот синтез удался автору до конца, но интерес он, несомненно, представляет.
И всё же мне, искренне симпатизирующей скорее не первому, но второй, лучшим в книге показалось ощущение зыбкости грани между реальным и ирреальным: легендой, историей, мороком, наваждением. То, что происходит с героем, обычным москвичом, попадающим в Богом забытую деревню в керженских лесах, чуждую ему не только социально, но и ментально, происходит всё время на границе между сновидением и явью, преданием и фактом, историей и жизнью. И от того, разберётся ли Кирилл в этом клубке противоречий и как себя поведёт, разобравшись, зависит в конечном счёте, останется ли он человеком. Или тоже превратится в псоглавца...
Самый гениальный фрагмент романа, на мой взгляд, - это когда Кирилл отправляется в лес на поиски украденного "мерса" и попадает в выморочный, "изнаночный" мир. Жалко, что в дальнейшем этот эпизод "провисает", не получая развития.
Финал все ругают, и ругают справедливо. Все вот эти вот "дэнжерологи", "сабджекты" и "файлы" кажутся совершенно неуместными даже не сами по себе, а потому, что самого беглого взгляда на тему хватит для того, чтобы ожидать от автора менее банальных ходов. А то возникает ощущение, что Иванову не дают покоя лавры Дэна Брауна.
Искренне повеселилась, когда герой, по легенде - выпускник филфака МГУ, с большим интересом узнаёт из интернета, кто такие Пропп с Леви-Стросом. Всё ж таки на филфаке либо один, либо другой, а чаще и оба ведомы, кажется, всем :).