January 27th, 2011

Я

Андрей Аствацатуров. Скунскамера

Ну очень, очень филологическая книжка :).
Такая, что может быть написана только человеком, имеющим время на филологические досуги. Человеком, для которого филология - не профессия, а образ жизни.
Хотя собственно про филологию в книге чуть-чуть. Студенческий экзамен по русской литературе. Дивный фрагмент про метонимию. Ещё три-четыре отрывка. Но и за детсадовскими и школьными историями, и за обыденной повседневностью, и за портретами людей - то ярко вырисованными, то только намеченными - виден особый взгляд на мир. Взгляд иронический и словно сквозь призму текста. Он проявляется во всём - от спора с воображаемыми критиками по поводу "рыхлой композиции" в данный момент создаваемого - как бы на наших глазах - произведения до рассуждений о топосе допроса как основной структурной ячейке бытия, от мясника Оси Бродского до "завуча английского языка" Надежды Львовны Пудерсель, от как бы между прочим рассуждений о парламентской законодательнице гимнастке Алине Алене и Калигуле с его конём и сенатом до нарочитого открытого финала в истории "гвардейцев его высокопреосвященства" (ну прямо "Остров Борнгольм"), далее везде. Что это: роман? мемуары? сборник анекдотов? эссе? "собранье пёстрых глав"? Впрочем, как раз вот это, наверное, не так уж и важно.
Нашему поколению филологов посвящается, я бы сказала.