May 10th, 2010

Улыбаясь

Виктор Пелевин. Т

Уж не знаю, в ком из нас что-то изменилось, но "Т" - первый и пока что единственный роман Пелевина, который я таки смогла прочитать. Обычно я бросала это занятие, пролистав три страницы прямо в книжном магазине.
Не могу сказать, что прочитала с каким-то особенным удовольствием, но с несомненным интересом. Многое, конечно, коробит, но всё-таки не вызывает отвращения. Возможно, главная особенность постмодернистского текста заключается в том, что читатель волен его читать так, как хочет, на что-то обращая внимание, а что-то принципиально игнорируя. Метафора Творения как творчества не нова, как и идея того, что человек творит себя сам, да и, кажется, мысль о том, что творец и тварь могут поменяться местами. Не следует, правда, забывать, что это возможно только в том случае, если этот творец скорее напоминает мелкого беса, а Ариэль Эдмундович Брахман вполне мог бы занять достойное место в свите булгаковского Воланда.
Приплетать к этому Бога, разумеется, излишне.
А всё потому, что, скажем, барочная метафора, называющая поэта вторым Творцом, творящим своим словом (подобно тому, как "в начале было Слово") свой поэтический мир, в качестве сверхзадачи имела перед собой цель возвысить поэта и его творение, тогда как постмодернизм (по крайней мере, в пелевинском варианте) имеет сверхзадачу разложить любое (в том числе и сакральное) начало на банальные составляющие (перестрелка - эротика - поток сознания и т.д.), чтобы низвести божественное до заурядно человеческого.
Только по-настоящему сакральное неуязвимо для таких потуг.