March 29th, 2010

Я за работой

На пороге Страстной

На пороге Страстной помолчать бы, а не получается
За Христом со крестом - хоть пешком, хоть ползком, хоть пластом,
Но не сякнет поток суеты, и дела не кончаются -
Не сегодня. Не завтра. Когда-нибудь. Позже. Потом.
И руки не поднять, и как будто бы холод сковал уста,
Где-то так далеко и весна, и небес синева,
На пороге Страстной обо мне помолитесь, пожалуйста, -
Я-то знаю, что только молитвою вашей жива.
И под тяжестью страшного, невыносимого бремени
На неравные части себя по живому двоя,
Мне б почувствовать в эту последнюю толику времени
На пороге Страстной: буди, Господи, воля Твоя.

Великий Понедельник, 2010.
Я за работой

(no subject)

Я в порядке. У меня нет первой пары в понедельник и вообще я езжу в университет с другой стороны.
Первая мысль: это же как раз на первую пару.
До работы добиралась через оранжевую ветку: никак не могла понять, как ходит красная даже в нашем юго-западном конце. В метро очень мало людей и очень много милиции. Вместе с тем понятно, что предотвратить такие вещи невозможно.
Встречаемых везде студентов спрашиваю, всем ли позвонили. Пока всё слава Богу.
Нам ли не помнить, что ходим под Богом. И никто не знает ни дня, ни часа.
Я за работой

+

Френдлента сообщила, а теперь и официальный сайт факультета неумолимо подтвердил: сегодня умер Георгий Константинович Косиков.
Господи, почему же так, а? Ведь этого не должно быть, это неправильно и невозможно, в это нельзя поверить, Господи! Это не укладывается в сознании и не поддаётся осмыслению.
Георгий Константинович был удивительным человеком, блестящим лектором, прекрасным учёным. Он был по-настоящему университетским человеком, во всём и всегда. Благородным рыцарем. Замечательным собеседником. Внимательным коллегой. Заботливым руководителем.
Георгий Константинович был из людей неравнодушных. Таких теперь всё меньше и меньше вокруг. Кто думает не о своём, а об общем, не о себе, а обо всех, не о сегодняшнем дне, а на несколько шагов вперёд. Уход таких людей расшатывает систему целого: ещё одной скрепы не стало.
Я обновляю страницу сайта в надежде, что это неправда. Я не могу поверить, Господи! Как это может быть, что он больше никогда не войдёт в аудиторию, не придёт на кафедру, нельзя будет, пробегая мимо, зайти на несколько минут поговорить - когда по делу, а когда и просто ни о чём. Как редко я заходила просто поговорить за эти последние двенадцать лет, когда перестала там работать. Всё казалось, что ещё успеется. А не успелось...
Господи, а мы-то теперь как же???