January 3rd, 2010

Выпученные глаза

Борис Акунин. Весь мир театр

Что-то только что начавшийся год активно дарит разочарованиями...
Поскольку сегодня я обрела способность читать, не обретя способности двигаться, прочитала новый акунинский роман из фандоринского цикла. И жестоко разочарована.
Прежде всего, следует сказать, что к романам Акунина (как и вообще к современной беллетристике) я подхожу вовсе не как филолог, а как Обычная Читательница. Романы про Эраста Петровича Фандорина всегда нравились мне тем, что никогда не обманывали ожиданий. Импозантный герой всегда был на высоте, замысловатый сюжет никогда не тяготел к банальностям, поэтому читать было гарантированно интересно. Со временем некоторый переизбыток японского колорита стал надоедать, и даже возникло ощущение, что при помощи восточной экзотики автор в некотором смысле внешними средствами компенсирует недостаточную вычурность сюжета, но обаяние главного героя в конце концов примиряло меня - напомню ещё раз, не филолога, а Обычную Читательницу - со всем. До сего дни.
В последнем романе есть, казалось бы, всё для захватывающего интеллектуального детектива: ревнивый муж и завистливый герой третьего плана, череда загадочных убийств и прекрасная актриса, таинственным образом к этим убийствам причастная, а главное - размытая граница между искусством и реальностью, сценой и залом, игрой и жизнью. Но всё это сводится на нет банальностью любовной интриги и беспросветной наигранностью всего и вся, так что весь роман в конечном счёте воспринимается как плохая игра провинциальной любительской труппы, взявшейся поставить "взгляд и нечто" по мотивам акунинского цикла о Фандорине.
И право, очень жаль, что ради сомнительной (хотя и более яркой, чем сам роман) фандоринской пьесы на японские темы труппа "Ноева Ковчега" отказалась ставить "Вишнёвый сад". Что-то эдакое было в режиссёрских идеях Штерна, я даже подумывала, что можно будет докладик про это дело написать и таки съездить на чеховскую конференцию куда-нибудь на Сахалин...