December 20th, 2009

Улыбаясь

Про фантастику и Александра Бушкова

Читая сборник ранних повестей Александра Бушкова, поняла, что для меня является главным условием хорошей фантастики. Прежде всего, это стремление создать непротиворечивый особый мир, отличающийся от земного. Именно поэтому я люблю Льюиса, Толкиена, да и Фрая, в конце-то концов. Как только миры смешиваются, возникает ерунда. Бушковская "Анастасия" хороша ровно до тех пор, пока там не появляется десантник-афганец, "Господа альбатросы" как-то нарочито сбиваются с экзотики Вундерланда на банальную пьянку, а "Первая встреча, последняя встреча" с её бомбистами-нигилистами, офицерами царской армии, жандармами и ... инопланетянами, мягко говоря, образует довольно странный и плохо перевариваемый коктейль.
Немного иначе воспринимаются альтернативные исторические реконструкции. Пожалуй, "Примостившийся на стенке гусар" привлекает даже не столько чувством юмора, сколько возможностью помыслить мир, в котором победившая революция и германский нацизм - нереализованные варианты истории, поэтому Гитлер умирает в сорок четвёртом в Вальпараисо, а парализованный Ленин доживает свой семьдесят пятый год в окружении актёров и сценаристов, создающих вокруг него иллюзию победы мировой революции.
И, похоже, одна мысль всё-таки не даёт автору покоя: и в гениальном "Лабиринте", и в замечательном "Как рыцарь средних лет собрался на дракона" говорится о том, как буднично и обыденно бывает то, что молва, легенда или миф назовут подвигом. И правда, никто и никогда не узнает, как всё было на самом деле, потому что даже участник события всегда имеет двести пятьдесят две причины для того, чтобы никогда и никому не рассказать правду. И пусть хочется выть от тоски, но Тезею суждено остаться в веках именно победителем Минотавра, который оказался не чудовищем, а обыкновенным человеком, жертвой, к тому же - безоружным, поэтому его убийство лишено всякого героизма и вообще-то - поступок довольно подлый; а безымянному рыцарю - победителем последнего в Европе дракона, убийство которого напоминает не поединок, а скотобойню, настолько тот беззащитен. Но если попытаться рассказать о том, что было на самом деле, как пытается сделать это рыцарь, возвращающийся из крестового похода, в небольшом рассказе "Домой, где римская дорога", то и это не поможет избавиться от смертной тоски, раз и навсегда завладевающей сердцем того, кто наконец-то понимает, что на самом деле у нас практически никогда нет выбора...
И всё-таки ужасно раздражает, когда в книжке много опечаток...
Я за работой

Ещё раз про образование

В последнее время как-то часто в разных беседах обсуждаются темы, которые надо бы сложить вместе... К тому же, в связи с последним интервью на форуме была подвергнута остракизму за довольно робкую попытку начать разговор о необходимости инновационных подходов.
Мир меняется, и процесс образования должен как-то откликаться на перемены в этом мире. Лет десять, наверное, разные люди пытаются убедить нас в том, что по-старому преподавать сейчас уже категорически нельзя. Бессмысленно начитывать традиционные лекции: фантастически увеличившийся объём материала в них уже просто не влезает никаким образом, надо давать некоторые системные сведения, а за конкретикой отсылать к различным информационным ресурсам. Бессмысленно проводить традиционные семинары: в результате практических занятий современный студент должен не выучивать нечто, а вырабатывать определённые навыки и умения (филолог, например, должен прежде всего учиться порождать разные типы текстов; умеет ли это нынешний средний выпускник - вопрос, зачастую, слишком риторический). Очевидно, что аудиторная работа в традиционном понимании должна уступать место каким-то новым формам. Возможно, практикумам и индивидуальным консультациям. Возможно, большему количеству письменных работ, нацеленных не на проверку того, знает ли студент, какого цвета были обои в комнате Коробочки или платье, в котором Анна Каренина приехала на скачки, а, например, на как можно более вариативное текстопорождение. Возможно, интерактивным формам работы, посвящённым реконструкции различных профессиональных ситуаций. Возможно, чему-то ещё, что сейчас не очень видно.
Collapse )