November 18th, 2009

Я за работой

Про Петра, Февронию и ... любовь

На семинаре со ссылкой на лектора был поставлен вопрос о любви. Была ли там любовь? Мол, на самом деле для Февронии это был выгодный брак, а Пётр просто боялся свою жену. Наверное, не так уж и важно, действительно это было сказано, так было понято или это традиционный древнерусский способ придания своему мнению авторитета.
Любовь - она ведь бывает разная. Если мы говорим о том, что чаще всего подразумевается под любовью, - о любви-страсти, то с этим, конечно, вовсе не к Петру и Февронии, а, скажем, к Тристану и Изольде и к роману о них. Любовный напиток - прекрасная метафора этой страсти, от которой, простите, "сносит крышу" настолько, что всё остальное не просто теряет смысл и значение, но и фактически перестаёт существовать. С ней невозможно бороться: она не предназначалась ему, как и он - ей, она замужем за другим, как и он женат на другой, но во всём мире для него есть только она, как и для неё - только он. Эта страсть может длиться всю жизнь (а может быть - и ещё дольше), но недаром она показана как греховная: на её основе практически невозможен семейный союз. Она самоцель и самоценность, но в этом и её главная слабость.
"Повесть о Петре и Февронии" скорее говорит о любви-предназначении. Collapse )