September 4th, 2009

Я за работой

Образование, которое мы теряем

Вот он уже и выглядывает из-за угла - страшный зверь БАКАЛАВРИАТ...
Учебный план на четыре года вместо пяти. Не факт, что удастся сохранить возможность иметь несколько учебных планов (для разных отделений, как сейчас): на горизонте маячит тот самый БАКАЛАВР ФИЛОЛОГИИ ВООБЩЕ. Не русист или англист, испанист, германист, не славист или классик, просто БАКАЛАВР. Всего, так сказать, понемножку...
Все прекрасно отдают себе отчёт в том, что придётся что-то сокращать, и - увы! - подчас довольно сильно. В кулуарах ведутся разные разговоры, заведующие кафедрами постепенно принимают непростые решения. У нас, например, считается, что XIX-й век по-прежнему следует изучать три семестра, ХХ-й - тоже три. А древнерусскую литературу следует объединить с XVIII веком, и на это вполне хватит одного семестра. На восемь веков, которые как раз и преподавались в университете от начала его истории. На ту базу, на которой и закладывалась классическая русская литература. На чём строить-то будем, господа?
Знаете, что меня поразило этим летом? Отсутствие интереса к русистике - в том числе, между прочим, и у победителей олимпиад по русскому языку и литературе. Если бы мы распределяли только по желанию детей, у нас были бы только английский ромгерм, испанский ромгерм и теория и практика перевода. И единицы - на других отделениях. В России у абитуриентов филфака нет интереса к русистике - это нормально? Не в Америке, не в Германии, не в Китае - в России. Дожили...
Что же дальше?.. Дальше начнётся сокращение, потому что такого "бакалавра вообще" готовят за не так уж много аудиторных часов. И не так уж много людей.
И это будет конец того образования, которое мы ещё застали.