December 27th, 2008

Улыбаясь

Венедикт Ерофеев. Москва - Петушки

Так получилось, что вчера я впервые в жизни прочитала "Москву - Петушки". Можно начинать кидаться в меня тапками :-).
Может быть, именно поэтому у меня от текста осталось несколько противоречивое ощущение. Да, я прекрасно понимаю, как это воспринималось тогда... Да, я прекрасно понимаю, как это воспринимается в юности, независимо от эпохи... Но мне показалось, что это вещь очень неровная.
Первая половина (даже, наверное, первые две трети) - по большей части просто гениальный текст. Дело даже не в блестящих формулировках, давно ставших афоризмами, не в богатейшем литературном интертексте, не в потрясающем чувстве слова, стиля и юмора, дело в единстве текста, организованного определённым видением бытия. Не могу сказать при этом, что читается на одном дыхании, не могу сказать, что совсем уж всё вызывает восторг, но общего впечатления это нисколько не меняет.
А вот последняя треть кажется мне всё-таки надуманной. Погружение в глубины под(бес?)сознательного мотивировано, но нарушает единство текста. Поэма превращается из интертекста, не утрачивающего определённой (изощрённой и опосредованной, но всё же) связи с реальностью в иррациональный поток не сознания и не восприятия даже, а какого-то ассоциативного инобытия.
А трёхлетнего младенца, знающего букву ю и не получившего орехов, жалко до слёз. По мне так это самый сильный образ.