December 14th, 2008

Я

По прибытии

В поезде дочитала роман Владимира Маканина 'Испуг'. Все-таки его романы - в отличие от рассказов - даются мне с трудом. До сих пор помню, какое неизгладимое впечатление произвел на меня один из его ранних рассказов - 'Человек свиты'. А вот его роман 'Андеграунд, или Герой нашего времени' я даже дочитать не смогла. В 'Испуге', мне кажется, есть несколько прекрасных моментов (один из них - эпизод смерти Петра Ивановича, над которым я даже всплакнула), но нет единства. И связующим звеном не становится ни эротический, ни политический план. И так мы и бродим по дачному поселку вместе с неприкаянным героем, и маемся высокой луной, и спотыкаемся о пороги чужих жизней...
А в Севастополе - холодный декабрь и короткий световой день. И в театре танца в эти две недели ничего не предвидится, а в театр русской драмы ни на что не хочется. По городскому кольцу одностороннее движение, так что привычные маршруты приходится выстраивать заново. Но по-прежнему есть друзья, с которыми можно поговорить обо всем, в том числе и о грустном. И в баре 'Пьеро' по-прежнему подают к столу горящими чудесные блинчики с бананом и коньяком. И стихи на салфетках навевают грустно-ностальгические мысли, которые, так и не сложившись во что-то цельное, весь вечер крутятся в голове:
...И я, кажется, слышу: вот старый, как мир, папа Карло
Крутит ручку своей столь же старой и вечной шарманки...