January 17th, 2007

Я

Телевизор слышно из кухни...

В течение всей второй половины дня по ящику передают про угрозу теракта в Москве.
Я не верю в спецслужбы, которые будут трезвонить повсюду о попавшей к ним в результате случайной или организованной утечки информации. Единственный результат, который будет иметь эта PR-акция - это панический ужас среди достаточно большого количества людей.
Я помню, как мои друзья и знакомые рассказывали мне, что не спят ночами, дежурят во дворе, смотрят в окно на каждую проезжающую мимо машину. Это было после взрыва домов в Москве.
Я помню, как мои друзья и знакомые говорили, что боятся ездить в метро. Это было после взрывов в московском метро.
Я помню, как мои друзья и знакомые стали бояться больших культурно-массовых мероприятий. Это было после "Норд-Оста".
Я совершенно не понимала этих страхов. Я продолжала спокойно спать ночами, ездить в метро и ходить на мюзиклы. В конце концов, судьба дает нам шанс жить по-христиански, так, как учили святые отцы, не только не ведая дня и часа, но и так, как будто каждый день - последний.
Я не понимала. Но многие - боялись.
А с напуганным человеком можно делать все, что угодно.
Он многое примет.
Он многое поймет.
Он не станет задавать вопросов.
Он покорно примкнет к стаду.
Куда мы идем?
Улыбаясь

Однако...

Все идет к тому, что перед Астаной, которая с 7 по 14 февраля, в моей жизни возникнет город Брянск с 26 по 28 января.
Идея назваться Кваклем-бродяклем была идеальна и гармонична во всех отношениях.
Ладно, я еще не была в Брянске. Только в Брянской области.