Квакль-бродякль (kvakl_brodakl) wrote,
Квакль-бродякль
kvakl_brodakl

Categories:

Джозеф Шеридан Ле Фаню. "Дух мадам Краул" и другие таинственные истории

Сборник новелл Ле Фаню больше, чем его роман, отвечает определению "готической литературы". Порадовало, что прочитала я этот сборник весьма своевременно, поскольку почти в каждой новелле говорится в качестве общего места, что слушать и читать такие истории лучше всего долгими зимними вечерами, сидя у компьютера камина. Тайны, скрытые в подвалах, чуланах, тайных ящиках стола или замурованных комнатах, выходят наружу. Границы между миром живых и миром мёртвых стираются: призраки обращаются к живым, живые могут изменить судьбу призраков. Смерти и кладбища, убийства и самоубийства, утаённые завещания и заклятые "свяченые свечи", украденные феями дети и выдающие себя за фей девушки, являющиеся провозвестниками смерти белые кошки и призрачные любовники - все эти и многие другие герои и ситуации откроются читателю, взявшемуся за небольшой сборник, состоящий из введения и двенадцати коротеньких новелл.
Почему-то больше всего меня тронула новелла "Видение Тома Чаффа". Сюжет её довольно банален: заглавный герой, пьяница и браконьер, жестоко избивает свою жену и детей, ведёт преступный и разгульный образ жизни, не отказывая себе ни в чём, если речь идёт о его прихотях, до тех пор, пока однажды не переживает в состоянии клинической смерти (если выражаться современным научным языком) ужасающее видение того, что ждёт его за гробом. Однако Том подвергается ещё одному испытанию: его отпускают обратно в земной мир, давая ему шанс исправиться. И сначала он действительно в корне меняет свою жизнь: исповедуется, отказывается от былых привычек, просит прощения у жены и становится совсем другим человеком, но со временем пережитые впечатления стираются из его памяти и он возвращается к своим прежним привычкам и былому нраву. Разумеется, заканчивается история рассказом о возмездии, о смерти, настигшей его именно на том самом страшном месте, которое он узнал в своём видении. Но дело не в этом.
А вот правда: неужели даже такое переживание может изгладиться из памяти? Неужели даже собственный, личный, непосредственно пережитый опыт не подействует? Древнерусские версии похожих сюжетов решали вопрос принципиальнее: увидев разверзшуюся перед ним бездну, герой, вернувшийся оттуда, уходил в монастырь... Принципиальнее, правильнее... А вот что жизненнее?..
...Меня всегда до глубины души поражает в Евангелии от Луки, а точнее, в притче о богатом и о Лазаре эпизод, когда богач просит Авраама послать Лазаря в дом к его братьям, чтобы предупредить их об ожидающих их загробных мучениях. Авраам напоминает богачу о том, что люди не слышали Моисея и пророков, но богач уверен, что если кто из мёртвых придёт к ним, они обязательно покаются. И слышит от Авраама: нет, если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мёртвых воскрес, не поверят... И я всегда, слушая или читая этот эпизод, задумывалась над ним впрямую: а на самом деле, поверят или нет? Не если кто-то что-то кому-то когда-то рассказывал, а вот так, в форме прямого предупреждения. И ведь действительно похоже, что нет...
Tags: книжки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments